Sid Kolfree

Stiles Stilinski

Theo Raeken

Teen Wolf: The battle with the Death

Объявление


Таймлайн: после 6"а",

октябрь-ноябрь 2017 года;

полнолуние: 5 октября; 4 ноября.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » Альтернативная реальность » Уходим в прошлое и окунемся в темное


Уходим в прошлое и окунемся в темное

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Уходим в прошлое и окунемся в темное
http://38.media.tumblr.com/ef5a4c4d54b474b7eb2609aa16afdcd0/tumblr_inline_n8yroeXLPY1rdvhli.gif https://em.wattpad.com/8f8e4a4aefaefe6ba303e5f360cce68ff52e22e1/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f5277453944797133656a654373513d3d2d3335323738363035322e313439363535353033666463353661363139343937393538373835362e676966?s=fit&w=1280&h=1280
https://thumbs.gfycat.com/DiligentBackBeardedcollie-size_restricted.gif

Участники:
Stiles Stilinski Lydia Martin

Дата, время и место:
3 сезон, подвал

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Ему нужна союзница и он сделает все, чтобы она стала его.

+1

2

В его планы не входило спасение какого-то мальчишки. Он был очень удобен в этом положений. Имел в друзьях тех, кто был могуществен, но в тоже время не могли причинить ему вреда. Ему было легко управлять Стайлзом, который сам не понимал, что происходит. Его устраивало тот факт, что он был относительно слабым человеком. Только в нем было еще кое что, он отличался тем, что был очень даже умным парнем, который разгадал то, что не один. Совсем не один. Больше того, он догадался, кто именно находится в нем. Именно  тогда Ногицунэ и пришлось вытеснить его. Занять его разум и не дать выиграть в игре за него. Все было замечательно, пока не пришел тот момент, когда за ним не пришли и не решили спасти друзья. Альфа их стаи отличался тем, что спасал своих и не убивал.
Это было идеально.
У любого монстра есть слабое место, у этого же это была другая лиса. Громовая лиса угрожала его существованию и мешала осуществить его планы. Отвратительное чувство: вроде ты почти достиг того, чего желал, а вроде, как и не можешь этого достичь, потому что тебе все время вставляют палки в колеса. Тело, в котором он был, отличалось тем, что оно могло сопротивляться ему, именно поэтому ногицунэ пришлось отвлечь его игрой.

Сейчас он освободился. Смог опять обмануть собачек и свалить с того места, которое угрожало его существованию и дальнейшим действиям. Он прекрасно понимал, что уйти без банши – нельзя. Прекрасно. Она не смогла сопротивляться ему, а все в это время смотрели на Стайлза, который пытался распутаться. Интересно было наблюдать за этим и дальше, но надо было немедленно уходить. Они скрылись вдвоем, пока никто их не видел.
Лис, который всех обманывает всю жизнь, сделать подобное было крайне легко. К тому же он был темным лисом и ничего его не останавливало. Совершенно ничего. Моральные ценности вообще были для него не понятны, но он все же мог признать то, что другой может быть сильней его. Вот только сила не значит то, что ты выиграешь.

Лидия. Кажется, ее зовут именно так. Лидия. Рыжеволосая девушка отличалась от других и могла видеть то, что было недоступно другим. Его забавляло видеть то, чего она боится. Как бежит, как пытается достучаться до мальчишки, который был в его власти. Ногицунэ видел связь между ними. Отчетливо понимал, что он влюблен в эту девушку, а вот она даже не замечала с ним крепкую связь.
Мокрый и холодный подвал встретит их весьма радушно. Она не могла отсюда убежать, поэтому можно было не спешить. Мерцали огни вокруг. Это было естественно. Темный лис шел в сторону рыжеволосой девушки, которая испытывала самый настоящий страх. Можно было ее страх зачерпнуть ладошкой и съесть на десерт. Прекрасно. Невероятно. Вот только, кажется, что она боялась не за себя, а чувствовала приближение смерти. Своей?
- Ты боишься меня? – легким движением пальцев, парень убрал с ее лица рыжие пряди и скривив зловещую улыбку, приблизился вплотную. Пусть он и был в образе Стайлза, он не был им. Сейчас перед ней стоял самый настоящий монстр, который несет только боль и разрушение.
- Тебе  надо показать, чтобы ты поняла все, - крепко схватив девушку за запястья, он ударил ее спиной об стену и вновь усмехнулся, - я покажу тебе ад.

Вокруг все меняется, и девушка остается совершенно одна в огромном помещение, где вокруг одна лишь тьма. Даже рук своих нельзя увидеть.

+1

3

   Трикстер. Он обманул их. Он обманул ее. Снова. Она не может противостоять ему, потому что он выбрал Стайлза. Из всех людей он выбрал именно его. Это его величайшая удача и величайшее поражение одновременно. Стайлз умный. Умнее них всех. Он придумает, как остановить Ногицунэ. Он обязательно придумает – он всегда придумывает план. И Лидия верит в это. Она верит в него. Хотя с каждой секундой это становится сложнее. Ей страшно. И больно. Но именно этого он и добивается: уничтожить их сопротивление, заставить покориться. Нет уж, такого удовольствия она ему не доставит.
   Лидия подтянула колени к животу, обнимая себя руками. Бетонный пол был ужасно холодный и мокрый, но ей было уже все равно. Повсюду были эти голоса. Они кричали. Вопили. От боли, от страха, от отчаяния. Предсмертные крики – крики его жертв. Они все были здесь. Громче, чем обычно. Ярче, чем обычно. От них нельзя укрыться, не заткнуть уши, не уменьшить громкость - они постоянно здесь, навеки запечатанные в этих катакомбах души.
   На полу показалась длинная тень. Лидия поднялась, опираясь руками о шершавую стену. Его лицо выглядело таким знакомым и – одновременно – таким чужим. Банши уже почти не узнавала в нем Стайлза. За этими тяжелыми веками с темными кругами под глазами уже был не он. Она не видела в его взгляде ничего – ни одной знакомой ноты, ни одной знакомой интонации в голосе. Только холодная сталь, жестокая насмешка.
   Он подходил медленно, растягивая шаги, растягивая слова. Он наслаждался этим моментом. Ему нравилось видеть ее такой: разбитой, растерянной. И Лидия изо всех сил старалась не показывать ему этого. Он не дождется от нее покорности, не увидит ее слабость.
  – Кого мне бояться? Духа, не существующего без тела, без подпитки извне, вселившегося в подростка? Ты жалок. И я не боюсь тебя, – тихо, но отчетливо произнесла девушка, глядя прямо в глаза "Стайлза". За этим взглядом уже не было ничего, к чему она могла бы воззвать – никого, до кого она могла хотя бы попытаться достучаться. Это было единственное объяснение. Тот, кто остался в той комнате – и есть Стайлз. Настоящий. А здесь, с ней – лишь копия. Пустая оболочка, украденная духом, слишком трусливым, чтобы тягаться с кем-то, кто сильнее.
   Парень приближается почти молниеносно, резко прижимая Лидию к стене, больно сжимая ее запястья. Девушка лишь стискивает зубы, перенося боль. От удара воздух выходит из легких, а в глазах темнеет. Но даже когда дыхание восстанавливается, вокруг остается лишь непроглядный мрак. Исчез даже тусклый свет ламп, освещавших узкий коридор. Лидия осторожно протянула руку, пытаясь нащупать стену. Но ее не было. Девушка даже не видела собственных рук. Казалось, она в миг лишилась зрения.
   Судорожно вдохнув, банши сделала пару шагов вперед, нетвердых – она не видела даже пола под собой, хотя и ощущала что под каблуками что-то есть.
   – Стайлз? – на что она надееется? Его ведь здесь нет. И никогда не было. Лидия обернулась вокруг своей оси, напрасно напрягая глаза, пытаясь вглядеться во тьму: вокруг не было ничего и никого. И в этот момент до нее дошел смысл сказанного ногицунэ. Ад. Неужели это и есть конец?

+1

4

Никто никогда не мог подумать о том, что все может быть именно так. Все к тому, что люди и духи тесно связаны на этой земле. При всем желаний у нет другого выхода, как сосуществовать вместе. Конечно, бывали моменты, когда они не могли друг друга переносить, но, тем не менее, все всегда заканчивалось «хорошо».

Ногицунэ – это темный лис, который любит играть разумом человека. Он обожает шутить и доводить человека до того состояния, что тот не может ничего понять. Им нравится смотреть на мучения. Так как эти лисы питаются чувствами, то есть те, кому это блюдо по вкусу. Один из самых любимых вкусов – это страх, отчаяние и сожаление. Ему нравится играться со своей жертвой, как коту с мышкой.
Сейчас в его капкане была банши. Интересное существо, которое может навредить ему. Конечно, она не смертельно опасна, но навредить и вставить палки в колеса может. К счастью, эта рыжеволосая девушка понятия не имела в чем именно ее сила и как ее использовать. Совсем не умело обращалась. Если учитывать, что у него было много банши на пути, то у него вполне много опыта в этом плане. Хотя, с другой стороны, многие века его держат взаперти. Последний раз это сделала кицунэ, которое заперла его в неметоне.

Мартин пыталась задеть его. В прочем, это действительно его задевало. Ему хотелось иметь оболочку, которая не будет такой, как сейчас. Стайлз прекрасно подходил, но сейчас от него осталась лишь оболочка. Его можно носить, но как долго? Если сам ногицунэ бессмертный, то вот тело, к сожалению, идет на износ.
В голову Лидии пробраться оказалось на удивлению просто. Она словно открытая книга, которую при желаний можно было прочитать в любой момент. Ему нравилось подобное, но, тем не менее, ему нравилось преодолевать какие-то трудности, иначе скучно.

«Как много страхов».
- Лидия? – послышался голос Стайлза в темноте. Показался его силуэт на фоне луча света вдалеке. Буквально пару секунд назад этого не было, а сейчас он появился, как и сам Стилински. Точнее был только его образ.

- Лидия, что происходит? Почему тут так темно? Где ты? Где мы? – голос парня буквально дрожал, ему было не по себе. Было понятно, что к нему очень медленно подбирается очередная паника. Как ни крути, но он был человеком, который мог паниковать при наступление тотального пиздец. Сейчас был именно он, нет?
Под ногами появилась вода, потому что когда парень двинулся в сторону голоса девушки, были слышны шлепанья его. Ища руками ее, он что-то нащупал, но когда понял, что это не она, его пронзил меч. Насквозь. Прямо на глазах у девушки, которая могла уже лучше разглядеть, потому что кромешная тьма медленно отступала, но вокруг все равно было не понятно, что именно находится. Кровь полилась на пол и перемешалась с водой, а глаза парня в ужасе застыли на месте. Он больше не дышал. Когда меч вытащил незнакомец скрытый во тьме, Стайлз падает на пол как мешок картошки. Слышно лишь падающее тело и шлепанье воды.

+1

5

   Обычно глаза человека привыкают к темноте – если есть хоть какой-то источник света, даже самый слабый луч. Постепенно мы начинаем видеть очертания предметов, их неясные силуэты. Но не теперь. Тьма была повсюду – плотная, вязкая, она буквально давила на Лидию, сжимала, поглощала. Девушке начинало казаться, что ее собственное тело тоже исчезло в этой темноте. Лишь обхватив себя руками за плечи, банши сохраняла ощущение реальности происходящего. Секунды тянулись мучительно долго. Время словно тоже кануло в темноту, увязнув в нем, не давая себе больше труда двигаться. Бесполезно было напрягать зрение – вокруг не было ничего. Только странная, невидимая твердь под ногами. Лидия даже не знала – и, по правде говоря, боялась узнать – что там, внизу, на что она наступает каждый раз, делая очередной бесшумный шаг в пустоту. Не было холодно, не было жарко – она не ощущала ничего, хотя плечи девушки подрагивали, словно от озноба.
   Лидия чувствовала, как паника медленно пробирается в ее сознание. Ей было страшно – и здесь не перед кем было храбриться. Она ненавидела ногицунэ, но сейчас хотела, чтобы он был здесь. Эта неизвестность пугала сильнее, чем страшный, пустой и такой чужой взгляд "Стайлза". И стоило девушке только подумать об этом, как где-то совсем рядом раздался такой родной голос. Лидия вздрогнула, резко оборачиваясь в сторону, откуда послышался звук ее имени, но по-прежнему видела только непроглядную тьму. Это был он, вне всяких сомнений это был Стайлз. Не ногицунэ – он говорил совсем иным тоном. Постепенно Лидии даже начало казаться, что она видит его. Здесь так легко было поверить в то, что сходишь с ума – легко было поверить в мираж. Она видела луч света вдалеке, высокую фигуру, как всегда, выше нее – такой знакомый силуэт. И лишь когда он снова заговорил, Лидия поняла, что это не иллюзия.
   – Стайлз? – девушка сделала шаг в сторону парня, вглядываясь в лицо, едва освещенное слабым лучом из темноты. Под ногами послышалось хлюпанье, Лидия машинально опустила голову, но до нее такой желанный свет не доходил, оставляя девушку погруженной во мрак. В сознании мелькнула мысль, откуда здесь появилась вода, ведь еще секунду назад ее не было, но банши откинула ее, сосредоточившись на голосе Стайлза – это было неважно, она подумает об этом после, сейчас самое главное – это он.
   – Это ты? Это, правда, ты? – банши вздохнула с облегчением. Сознание кричало о том, что это ловушка - Стайлза здесь нет, это снова проделки трикстера, но Лидия не желала слушать доводы рассудка - она хотела быть обманутой. Не сводя уже глаз с фигуры парня, она снова пошла ему на встречу, ускоряя шаг и почти переходя на бег. Он был уже совсем рядом, когда в темноте блеснул холод металла, прежде чем с характерным звуком пронзить плоть. Лидия резко остановилась. Словно в замедленной съемке, парализованная ужасом, с широко раскрытыми от страха глазами, она видела, как клинок проходит сквозь тело парня.
   – Нет… – Лидия не знала, прошептала она это или прокричала. Струйка крови вытекла из уголка губ Стайлза, когда меч выскользнул из раны, снова блеснув в темноте и скрывшись во тьме. Тело парня медленно оседало на покрытую водой землю. Кажется, только в этот момент девушка снова смогла двигаться. Казалось, все произошло так далеко, но она в несколько шагов покрыла разделявшее их расстояние – словно пространство здесь играло с ними такую же злую шутку, то сжимаясь, то растягиваясь по собственной воле.
   – Стайлз, пожалуйста… - Лидия опустилась на землю рядом с парнем, осторожно кладя его голову себе на колени. Кажется, свет стал ярче, теперь она видела его лицо, пораженное болью, видела свои дрожащие руки, которыми она держала его. Вокруг теперь была не вода – в луче света, пробивавшемся из темноты, блестела кровь. Она была повсюду – на руках, на одежде, на коже, - Стайлз, пожалуйста, не уходи, прошу, не оставляй меня, - дрожащие пальцы на чувствовали пульса, но сознание отказывалось в это верить. Широко раскрытые карие глаза невидящим, застывшим взглядом смотрели прямо перед собой. По щекам девушки текли слезы, смешиваясь с его кровью, - Этого не может быть, не может быть… - шептала банши. И медленно, до нее доходил смысл собственных слов, - Этого не может быть. Это невозможно, - Это невозможно, буквально. Они были в Оук Крике, Стайлза с ними не было. Они не могли так быстро оказаться в другом месте. Это все было неправильно, нереально,
   - Это не по-настоящему. Это игра. Твоя очередная игра! – бессильно крикнула девушка в пустоту. По щекам по-прежнему текли слезы, с болью вырываясь из сердца.
   А что, если нет? Что, если это реальность?- и от этой мысли оно пропускало один удар
   – Зачем?! - болезненный, вымученный крик отчаяния, - ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО ДЕЛАЕШЬ?!

Отредактировано Lydia Martin (26-11-2017 22:41:23)

+2

6

В огромном количестве он получил свою порцию отчаяния, страха и потери. Ему нравилось питаться этим. Сейчас, она сидела на мокром полу и думала о том, что все кончено. Ему нравился такой подход. Ногицунэ был счастлив на данный момент тем, что это действительно завораживало. Боль, которым было заполнено все пространство, доставляло удовольствие и наслаждение. Вот только кажется, что у нее возникали сомнения. Было не сложно в ее разуме найти дорогого для нее человека. Почему-то ее беспокоил именно этот мелкий засранец, который не нес никакой угрозы. Человек. Жалкий человек, который был лишь очередным его сосудом, чтобы вырваться на свободу. Люди вообще погибали от его рук с такой простотой и скоростью, что действительно удивительно, почему он оставил в живых именно этого. А может и не оставил.

- Почему именно он? – Ногицунэ в образе Стайлза появился рядом с девушкой, которая была вся в крови  мальчишки, которого уже не было в живых. – Почему именно этот жалкий человек?
На самом деле он действительно не понимал, почему такие могущественные существа путаются с такими беспомощными людьми. Даже в его истории есть пометка, что кицунэ влюбилась в парня, в человеческое отродье и вышла за него. Родила от него ребенка. Все это было действительно отвратительным. И он искренне не понимал подобного подхода. Несколько лет назад, его тоже призвали, чтобы спасти. Когда его зовешь, то он приходит. Лис всегда придет при необходимости, если это будет ему на руку, а ему все всегда приходит на руку, потому что он умеет делать все так, чтобы обернулось в его сторону. Играет разумом и создает самые реалистичные иллюзий. Его способность заключается именно в этом.

- Когда путаешься  жалкими людьми, ты сам становишься жалким и не заслуживаешь прощения, - Темный лис хотел ее наказать, проучить и поесть. Все, что его сейчас интересовало, так это сколько боли она сможет пережить? Сколько раз она готова  видеть смерть любимых для нее людей. Присев на корточки перед девушкой, он потянулся к ней и погладил по щеке. Стоило ему задеть ее слезы, как глаза сами собой закрылись от наслаждения. Перед ней был Стайлз, но в тоже время не он. Его взгляд был не таким, он словно смеялся, смотря на боль девушки. У этого облика появились черные круги под глазами, а ухмылка вовсе была не типичная носителю этого тела.

- Ты потеряла его, и твой руки в крови, Лидия Мартин. А он любил тебя. Видел то, как он страдал. Видел, как он мучился, когда ты бежала к Джексону. Он любил тебя всегда и даже, когда уходил из твоей жизни.
Руки из щек переместились к волосам.
- Клубничный блонд. Так он только говорил. Он дышал тобой и погиб за тебя. Я поставил перед ним условие, что ты или он. Как видишь, он выбрал себя.
Раздался громкий смех, который отдавался эхом. Все же это было помещение, огромное помещение, которое не имело ни выхода и ни входа. Ничего.

Пару мгновений и свет озарил все. Перед Лидией был только ногицунэ, и он улыбался, когда свет проник через него и буквально ослепил девушку. В пару мгновений и все стало настолько светлым, что человеческий глаз не мог на это смотреть. Кровь и Стайлз исчез. Пол все еще был мокрым, а она вся еще была в его крови.
Свет медленно уходил, оставляя возможность оглянуться по сторонам. Только это ничего не давало. Свет словно отступал только там, где была девушка. Появился декор от школы. Парты и доски, но стены, которые не стены, а сгусток белой энергий, были все еще белыми.

- Лидия? Я не понимаю, что происходит! – Мартин старшая сидела за своим столом, и смотрела на свою дочь озадачено. – Почему ты опять вся в крови? В школу в таком виде приходить нельзя, - тяжело вздохнув, женщина встала из-за стола и подправила свои волосы. Когда она это делала, то прикрыла ненадолго свои глаза, а когда открыла, то было понятно, что там ничего нет. Темнота. – Лидия, да что с тобой?

https://em.wattpad.com/b817a3fefd504067de91c59f5089bc48a5cc01a6/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f73333162305f7546506d44494b773d3d2d3339373334383937382e313462343838376334633336313861653631363039313831383531342e676966?s=fit&w=1280&h=1280

+1

7

  – Тебе не понять, – тихий голос девушки раздавался необычайно четко в повисшей вокруг пустоте. В ее глазах стояли слезы, но где-то в глубине полыхал огонь. Она смотрела прямо в глаза лиса – единственная черта его лица, где она не видела Стайлза. Только пустоту, черную, поглощающую все – и ее в том числе, стоило только заглянуть в нее, – Тебе никогда не понять, почему я здесь. И почему он здесь. Ты лишен этого. И мне даже жаль тебя, – голос девушки дрогнул. Окровавленные руки все еще держали голову Стайлза, дрожащие пальцы рваными движениями касались холодеющей кожи навсегда застывшего лица. Слезы текли по щекам девушки, и она не пыталась их остановить, даже если бы могла. Осознание произошедшего несмело пробиралось в ее мысли, но она сопротивлялась. Лидия не могла – не хотела верить в то, что Стайлза больше нет. Это просто невозможно. Он не может умереть. Он всегда выживает. Он всегда делает это. Он не может оставить ее сейчас. Вот так просто, в одно мгновение. Так глупо и бессмысленно.
   – Я не верю тебе, – но сомнение уже запустило в сознание банши свои паучьи лапы. Что, если это не игра? Что, если это не очередная уловка трикстера – что, если это реальность?
   – Я не верю. Я не верю… – тихо, почти неслышно повторяла Лидия, роняя слезы на окровавленные руки. Каждое слово трикстера било в цель. Каждый звук его голоса словно выбивал почву из-под ног банши. Холодное прикосновение к коже заставило девушку вздрогнуть, словно к ней прижали оголенный провод. Мерзко, противно и до ужаса больно, хотя физически он не делал с ней ничего. Лидия зажмурилась, отворачиваясь, но это не помогло – его образ будто отпечатался на сетчатке глаза, резким контуром выделяясь даже в темноте под плотно закрытыми веками.
   Страх. Это то, чем питается ногицунэ – и должно быть, он сейчас пирует. Все это время Лидии не было страшно за себя, но она боялась. За Стайлза, Скотта, Эллисон, Киру, Малию... Если оставаясь здесь, с лисом, она выиграет время для них – она будет отвлекать его столько, сколько сможет. Только бы они не сделали глупость и не пришли сюда... Где-то вдали банши чувствовала приближение шторма. Неясное предзнаменование, не оформившееся еще до конца, но уже неотвратимо наступающее – что-то случится сегодня, что-то очень плохое. И Лидия лишь плотнее сжимала губы, не позволяя крику вырваться наружу. Он не получит этого.
   Она не будет прятаться. Он не дождется ее молитв. Лидия подняла глаза, с вызовом смотря на лиса. Он ухмылялся. Мерзкая недоулыбка, столь чужеродная на этом лице. Свет за его спиной постепенно разрастался, становился ярче, заполняя все пространство вокруг, но по-прежнему не давая увидеть ничего дальше пяти шагов. А было ли там что-то?
   Свет до боли бил по глазам, заставляя девушку заслониться рукой, а потом и вовсе зажмуриться, но даже сквозь веки она ощущала холодный яркий луч, не приносивший с собой, против обыкновения, никакого тепла. Когда свет отступил, Лидия медленно опустила руку, открывая глаза. Сначала она по-прежнему не видела ничего – перед глазами плясали болезненные белые круги, как это бывает, когда долго смотришь на солнце, но постепенно зрение возвращалось. Вокруг банши проступали контуры вполне осязаемых, на первый взгляд, предметов. Столы, стулья, зеленая доска… стоп, это же школа. Лидия оглянулась вокруг. Ее руки и одежда все еще были пропитаны кровью, но тело Стайлза исчезло. Она медленно поднялась, чувствуя, как струйки грязной воды, смешанной с кровью, текут по ногам. Вода как будто тоже исчезала, впитываясь в пол, принимавший вид привычной школьной плитки. И только ее одежда и кожа хранили следы всего того, что произошло, кажется, несколько секунд назад. Лидия развернулась вокруг своей оси, оступившись и едва не потеряв равновесие – ноги отказывались слушаться, болезненно ноя от неудобного положения, в котором она сидела. Вокруг по-прежнему не было стен – ничего, дальше нескольких шагов во всех направлениях, только теперь, на сколько хватало глаз, было плотное – так казалось – белое пространство. Лидия повернулась к учительскому столу, возникшему вслед за доской, и сдавленный стон вырвался из ее груди.
   – Мама… Мамочка… – девушка сделала пару шагов к женщине, но в следующую секунду остановилась, отпрянув, будто обжегшись. Это ведь снова игра. Снова проверка. Это не Натали Мартин. И, словно в подтверждение ее слов, женщина подняла на дочь пустые черные глаза. Лидия ожидала этого, и все же рваный полувздох-полувсхлип вырвался из ее рта.
   – Не трогай ее. Слышишь? Не смей, – четко произнесла банши, глядя прямо в пустые глазницы, – Ты – древнее существо, на проверку оказывающееся лишь жалким трусом, способным нападать только на тех, кто слабее – и то исподтишка, хитростью, обманом. Ты уже был побежден однажды. На что ты надеешься теперь? Ты всего лишь паразит, без тела, без оболочки – ты никто. Ты питаешься страхом, отчаянием, болью – всем тем, что тебе самому испытать не дано. Ты как вампир, лишенный жизни и за это отбирающий ее у других. Ты жаждешь моих эмоций – получай их. Подавись, – буквально выплюнула девушка последние слова, – Ты знаешь, что грядет, не так ли? – улыбка коснулась ее губ, издевательская, почти безумная, – Поэтому я здесь. Поэтому ты привел меня сюда. Ты знаешь, что идет. Смерть. Сегодня она настигнет кого-то. И я м о л ю с ь , чтобы это был ты.

Отредактировано Lydia Martin (29-11-2017 00:44:44)

0

8

Жаль? Его жаль? Ногицунэ это улыбнуло. Если нет привязанности, то нет и того, что потом остается. Лисы уже совершили ошибки, привязываясь к людям и становясь их партнерами по жизни. Мало кто был рад такому раскладу, поэтому он принимал то, что у него есть. Любовь и привязанность не  делает тебя сильней, а наоборот, делает тебя слабым. Нельзя ни к кому тянуться и ни с кем быть. Союз – это уже проигрыш. Только заключая контракт, который в итоге будет в твою пользу, только при таком случае. Однажды его вызвали и заставили убивать. Как же много страха он видел перед собой, когда убивал каждого, кто вставал перед ним, а потом его заперли. На многие года. Вот очередной союз привел к заточению, которое заставило и так темного лиса стать ненавистей и злее. Огромная ошибка, которую совершила одна из лис. Кто бы еще мог себе такое позволить. Встретить других лис Ногицунэ не стремился, по одной важной причине, они знали слабые места этого монстра, который питался лишь страхом и отчаянием. Сейчас перед ним была самая настоящее лакомство, которое можно было медленно закусывать и наслаждаться при этом. Лис не мог себя лишить такого удовольствия, поэтому продолжал. Усмехался и продолжал это делать. Ему нравилось изводить ее и заставлять сомневаться в том, что это не реалистично или же реалистично. Потому что он мог сделать все, что угодно ради проказы. Это основное занятие Ногицунэ. Он обожал проказничать и издеваться. Причинять боль и уничтожать душу.

Все ее слова лишь заводили ее. Каждое слово, которое она произносила было как бальзам на сердце. Дело в том, что она дрожала. Сама того не замечая. Видимо адреналин и шок помогал ей все еще держаться на ногах, но вот сама она была уже источена, а у него столько планов на то, чтобы ее еще испить.

Когда получаешь удовольствие от происходящего, перестаешь наблюдать за временем. Конечно же, Лис не забывал, но как-то уж больно сильно увлекся происходящим. Ее мучениями и сомнениями.  Еще. Ему хотелось большего. Чтобы это никогда не заканчивалось. Чтобы она вновь отчаянно пыталась вырваться из лап этого ужаса.

И все? Она решила сопротивляться ему? Кажется, что он немного ошибся. Лидия была не такой уж и слабой, как ему казалось. Конечно, мысли Стайлза давали ему это понять, но он был так безгранично влюблен в эту девушку, что мог думать не рационально. Собственно, только из-за этого у него и сложилось мнение, что рыжеволосая будет и дальше реветь.
- Что если она теперь в моей власти, - вновь появившись перед девушкой, парень в образе Стайлза наклонил голову в бок, при этом он продолжал улыбаться, потому что не проиграл. Потому что она все еще была здесь и потому что она чувствовала смерть. Как замечательно. Кто-то погибнет, но не он, потому что его не убить.

- Меня не убить, поэтому бойся, кто-то из твоих друзей сегодня умрет. Я оставлю тебя, чтобы посмотреть на то, что будет с тобой, когда близки для тебя человек падет. А она. Твоя мама, ты думаешь, она не настоящая? Я мог забрать ее сюда в любой момент. У меня было много времени, потому что вы все идиоты и не могли заметить, что вашему другу плохо и что он изменился. И ты еще меня пытаешься напугать? – обойдя мать Лидии, Темный лис свернул ей голову. Та в свою очередь лишь успела, произнесли имя своей дочери, и упасть на ноги Ногицунэ.

- Теперь ты сирота, - раздался эхом смех по всему помещению. Я буду убивать каждого, кто тебе дорог, но не стану тебя трогать, потому что хочу видеть страх. Все твой храбрые фразочки ничего не стоят, когда ты окутана страхом.
Медленно подойдя к девушке, парень буквально с силой схватил ее за волосы и усмехнулся.
- Продолжай звать смерть, я хочу, чтобы она пришла, - приблизившись к лицу Мартин, парень смотрел ей прямо в глаза.

+1

9

   – Ты лжешь, - Лидия говорила уверенно, хотя в голосе ее все еще слышались слезы. Она не двинулась с места, когда парень подошел к женщине. Она не должна верить ему. Он пытается запутать ее, запугать – он питается ее страхом. Когда Лидия Мартин перестала быть сильной? Когда на ее глазах это темное существо убивает одного за одним всех, кого девушка любит в этой жизни. И он знает это – он знает, куда бить, потому что знает ее так же хорошо, как знает Стайлз. Только Стайлз – настоящий – знал бы, что она догадается.

   Банши вздрогнула, когда ногицунэ точным движением свернул шею своей жертве. Голос, в последний момент тихо позвавший ее по имени – он был так похож на голос Натали. Что, если она… Нет. Это невозможно. Это неправда.

   Лидия с ужасом посмотрела на тело женщины, лежавшей теперь у ног лиса. Все громче она твердила самой себе, что все, что она видит – ложь. Но где-то глубоко внутри сердце сжималось от осознания того, что все это может быть не игрой, а реальностью. Он способен на это. И сейчас упивается собственным триумфом, зная, что всегда есть место сомнению, когда играешь с лисом. Невозможно знать наверняка, где правда, а где ложь. Он может лгать, признаваясь в собственной лжи, и представлять правду в виде иллюзии. Единственный способ обыграть его – не поддаваться.

   – Все это - лишь иллюзия, – Лидия обвела взглядом комнату, в которой они стояли, – Пародия на реальность. Наспех собранные декорации. Для чего? Чтобы показать твою силу? – она хмыкнула, – Вызвать мой страх? - Лидия прищурилась, вглядываясь в пустые, казалось, глаза парня, - Пугаешь девушку, заставляя поверить в то, что на ее глазах убили ее мать - браво, это, воистину, достойно столь могущественного Трикстера.

   Девушка инстинктивно отступила назад, когда ногицунэ приблизился, но парень резко схватил ее за волосы, с силой удерживая на месте. Она смотрела в его глаза – и ужас, действительно, волной разливался по ее телу. Лидия твердила себе, что он лжет, но сказать это оказалось гораздо легче, чем, действительно, поверить в свои слова.

   – Думаешь, ты хорошо все продумал? Думаешь, они так просто попадутся в твою ловушку? Быть может, пошлешь им требование о моем выкупе? – Лидия усмехнулась, выдерживая взгляд ногицунэ. Его рука на затылке не давала пошевелиться или даже отвернуться, причиняя боль каждым движением, но это было ничто в сравнении с тем, что уже пережила банши за последние несколько минут, показавшиеся ей вечностью. Физическая боль – ничто, по сравнению с болью душевной. Он может ударить ее – может даже убить, но он знает, что это не принесет ровным счетом ничего. Он знает, что есть гораздо лучшие способы причинить боль.

   – Не только ты побывал в сознании Стайлза – он был в твоем тоже. Он знает, что ты. И он знает, что ты задумал. Ты ошибся, выбирая тело. Из всех людей в Бикон Хиллс ты выбрал единственного, кто мог противостоять тебе – единственного, кто достаточно умен, чтобы победить тебя в твоей же игре. Какого это? Осознавать, что тысячелетний дух побежден подростком?

+1


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » Альтернативная реальность » Уходим в прошлое и окунемся в темное


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC