Sid Kolfree

Stiles Stilinski

Theo Raeken

Teen Wolf: The battle with the Death

Объявление


Таймлайн: после 6"а",

октябрь-ноябрь 2017 года;

полнолуние: 5 октября; 4 ноября.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » Личные эпизоды » But you're not someone I can hold


But you're not someone I can hold

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

But you're not someone I can hold
http://sf.uploads.ru/t/Q7lMk.gif http://s0.uploads.ru/t/Pjqm7.gif

Участники:
Малия и Айзек.

Дата, время и место:
29 октября
позже шести вечера
улицы БХ

Погода:
тепло, немного моросит дождь

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

How I need your attention©
Никогда особо не общались, никогда особо не дружили. И никогда в этом не были заинтересованы. Но это не отменяет того, что они похожи. Похожи больше, чем сами готовы это признать. И сейчас они по разные стороны баррикад.
Держи друзей своих близко, а врагов ещё ближе.

+1

2

Обстановка в городе накалялась. Не нужно было быть оборотнем, чтобы отчетливо ощущать, как сгустилась атмосфера вокруг. Воздух наполнен тревожным напряжением и ожиданием того, что где-то вспыхнет буря, которую уже не получится остановить. Этот разрушительный ураган поглотит всех, кто попадется на пути. Малие не нравилось это осознавать, но каждая частица души буквально пропитывалась общим настроением. Каждый день приносил новые сюрпризы, расслабляться нельзя и Тейт машинально искала новую угрозу за каждым углом. Она не могла спокойно спать, не могла спокойно есть - беспокойство давно превратилось в привычной тугой ком, застрявший где-то за ребрами, в районе сердца. Казалось, что у воцарившегося кошмара уже не будет конца, чтобы они не сделали. Раньше она верила, что вместе, они непременно справятся со всем, что свалилось на них, однако в этот раз, они оказались в поразительном меньшинстве. И слова Питера уже не казались такими раздражающими и неуместными. Что если им правда лучше уехать, чтобы остаться в живых? Какой смысл умирать, толком не начав жить? Но поймав себя на подобных размышлениях, койот гнал их прочь. Нет, они не поднимут руки и не уйдут, сдавшись без боя. Это трудно, это кажется невероятным, но пока есть силы противостоять темной стороне города - они будут стоять на страже.
Маккол просил не передвигаться по одиночке, но Малие было так проще. Будучи одной, она могла действовать быстрее, не отвлекаясь на беспокойство за кого-либо. Она обращалась в койота и оставаясь незамеченной, шныряла по темным улицам, выискивая что-то странное. Но последние дни хранили молчание, словно город готовился к чему-то грандиозному. Тейт больше не доверяла спокойствию - оно сводило с ума и дико бесило. Она так и не научилась ждать. Закончив с патрулированием своего куска территории, Малия вернулась к машине, припаркованной в темной подворотне. Вернув себе свой человеческий вид, она быстро огляделась по сторонам и принюхалась. Её не должны были увидеть. Голая девушка в такую погоду - это масса ненужных вопросов и лишнее внимание. Голая девушка, которая недавно было животным - вдвойне. Не заметив ничего подозрительного, Тейт распахнула аккуратно дверь своего автомобиля. Вспыхнула маленькая лампочка, освещая салон мягким светом. Подобрав скомканные вещи с сидения, девушка тут же принялась одеваться, параллельно проверяя свой смартфон. Пара пропущенных звонков от Лидии, пара от Маккола, штук десять от Стилински и от него же столько же сообщений с требованием сообщить, что она не патрулирует в одиночку. Нужно ему ответить, потому что Стайлз будет похлеще сигнализации - забьет общую тревогу, причин для которой нет. Или пока ещё нет.
Покачав головой и написав сообщение, Тейт убрала телефон и принялась застегивать джинсы. Сзади что-то брякнуло. Нахмурившись, Малия оглянулась, но никого не увидела.
- Ну ладно, одну минутку - пробормотав себе под нос, она повернулась к сидению и быстро натянула кофту. На этот раз в переулке её ждал сюрприз. Обернувшись снова и заметив темный силуэт в нескольких шагах от автомобиля, Тейт даже вздрогнула от неожиданности. Приглядевшись, она узнала человека перед собой. Девушка оскалилась и уже было рванулась к нему, чтобы врезать по наглой физиономии, но вовремя остановила себя.
" Нельзя, Мал, нельзя. Он, наверняка, под чужим внушением, Лидия точно захочет помочь ему. Он не виноват, что Кодама из него сделал скотину. Или это была Арджент? К черту! Тебе знакомо это чувство, ты сама чуть не убила свою семью".
Тейт опустила руку, заставив свои когти исчезнуть. Теперь это были обычные женские пальцы с ухоженными ногтями, не тронутыми лаком.
- Лейхи, следишь за мной? - Поинтересовалась она, сузив глаза. - Я тебя по стенке не размазала только потому, что Лидия от этого была бы не в восторге. И потому, что ты марионетка в чужих руках. Но на этом мой лимит доброты и сострадания ближним исчерпан. У тебя есть десять секунд на то, чтобы убраться с моих глаз или сказать, какого хрена тебе надо. Твоё время пошло!
Сложив руки на груди, Малия взглянула парню в глаза. Почти месяц назад Айзека считали жертвой, павшей от рук обезумевшего Тео, но совсем недавно по городу волной прошлась новость о том, что он не просто жив, но теперь ещё и играет в послушного дворецкого у Кейт Арджент. Что его вернуло к жизни и как это провернули Сид с Кейт - никто не знал, но факт оставался фактом. Если до этого Тейт приходилось довольствоваться рассказами друзей, то теперь Лейхи явился под её очи, только вот с какой целью? Это было странно и непонятно: между ними нет никакой связи. Они не были ни родственниками, ни друзьями, ни входили в одну стаю, даже одноклассниками или однокурсниками их назвать едва ли представлялось возможным. Однако, Малия все больше убеждалась, что это не случайная стычка впопыхах, и Айзек искал встречи с ней. Так какого же черта ему нужно? Он ведь мог бы напасть со спины, да и вообще в любое другое время. Или он специально провоцирует её? Малие это совершенно не нравилось - она не могла контролировать эту ситуацию, потому что только Айзек мог сейчас задать тон этой встречи. Зависеть от кого-то - слишком неприятное чувство, которое отторгается и разумом, и организмом.

внешний вид; в машине телефон, ключи и сумка с конспектами

http://se.uploads.ru/Ag6H4.jpg

Отредактировано Malia Tate (31-10-2017 17:08:46)

+2

3

Мелкие капли дождя тарабанили по стеклу автомобиля и стекали маленькими ручейками в бок, поддаваясь гравитации и большой скорости машины. Сам Айзек сидел на пассажирском сидении, сжимая в руках маску берсерка и разглядывая её. Иногда ему казалось, что это чужая и навязанная ему жизнь, что что-то должно быть иначе, но находясь всё чаще в обществе Кейт и иногда Сида, Лейхи понимал, что тут ему самое место, что это был его выбор и никак иначе. Из мыслей его вытаскивает женский голос, который в сотый раз повторял ему план действий. Показательно вздохнув, взглянув на Кейт, а потом переводя взгляд в окно, Айзек опустил маску на колени. - Помню я, помню. Малия будет на патрулировании одна в этом участке города. - не глядя он тыкает на GPS, что был встроен в машину. - Всё пройдет отлично, можешь не беспокоиться. - он не дерзил нагвалю, но и не любил, когда ему повторяют одно и то же в сотый раз, а потому, когда они добрались до нужного места, спешно покинул машину и, не оборачиваясь, направился на полупустынные улицы города. Кажется,  давненько его здесь не было. С тоской бросая косые взгляды на местные дома, он шёл к переулку, где по их данным должна была располагаться машина койота. Айзек и сам сначала не понимал, почему именно его отправляют к ней, почему Сид сам не может воздействовать на неё и только потом ему рассказали, что его попытка с прахом провалилась и девушку вернули в изначальное состояние. Непонятно было лишь одно - почему именно должен исправлять чужие промахи и подставляться, но спорить было бессмысленно, да и особого желания тоже не было. Что-то внутри заставляло полностью подчиняться бывшей охотнице, а ощущение того, что он обязан ей своей жизнью, лишь усиливало это желание.

Минуя переулок за переулком, он остановился перед одним, принюхиваясь и пытаясь уловить знакомые ему прежде запахи. Дождь сильно мешал ему, но слух не обманешь и спустя несколько минут Айзек услышал копошение в переулке. Стоило проверить. Пожав плечами и натянув маску берсерка, он опустил взгляд на свою одежду, которая буквально начинала растворяться на глазах, будто аура берсерка разъедала её, оголяя его руки и торс. Ему до сих пор было непривычно ощущать это, но выбирать не приходилось. Достав свой топор, он взмахнул им, чтобы тот принял свой истинный облик, ведь до этого он был в сложенном состоянии, отдаленно напоминающий маленький складной перочинный нож. Стоило ступить шаг в темный переулок, как он заметил машину, что показывали ему на фотографии, а потом и спину девушки, сомнений не оставалось, это была Малия. Резким взмахом руки он опустил топор одним лезвием на асфальт и волочил по нему, сопровождая всё это действие противным лязгом металла по мокрому асфальту, делая медленные шаги на встречу и не громко пел. - There is a house in New Orleans, they call the Rising Sun. And it's been the ruin of many a poor boy, and God I know I'm one. - где-то на середине, Айзек услышал, как Малия окликнула его по имени и вальяжно отодвинул маску с лица на затылок, но петь от этого не перестал, даже когда она начала говорить. Да, он слышал каждое её слово, понимал о чем она говорила, но не собирался прекращать свою песню и остановился лишь тогда, когда допел куплет в пару метрах от Малии, наклоняя чуть голову на бок и приподнимая одну бровь, оценивающе разглядывая её. Топор же покрутил за рукоятку и держал облокоченным об асфальт. - Неплохо выглядишь, лучше,
чем когда мы виделись впервые.
- его абсолютно не волнуют её угрозы, не беспокоят и, тем более, не вселяют страха. Айзек пришел сегодня не за этим, но, если понадобиться, то он готов привести её и полумертвой к охотнице, правда вряд ли его за это похвалят и погладят по головке. - Как на счет того, чтобы заполнить дыру в нашем общении, м? - он делает шаг вперед, а потом уходит в бок, делая вокруг Малии круг, продолжая с лязгом тащить свой топор по мокрому асфальту и остановившись сзади неё, закинул топор себе не плечо, сверля спину койота глазами.

внешний вид стандартного берсерка, топор

http://funkyimg.com/i/2yQkZ.jpg

+1

4

Было бы глупо отрицать, что при виде Айзека, она ни чуточки не испугалась. Малия слишком хорошо знала, кто такие берсерки, а судя по тому, что рассказали остальные - Лейхи не просто очередная безголовая марионетка. Что с ним сделала Кейт - только её проклятому мексиканскому богу известно, и это внушало серьёзные опасения. К тому же, если верить сказанному Скотту, именно Айзек вырезал стаю Сатоми. Но Малия была не из тех, кто подается страху, она справляется с ним по своему, умело обращая его в агрессию и гнев по отношению к тому, кто вызывает в ней эти чувства. Тейт ненавидит чувствовать себя слабой и беспомощной, и нападение было всегда лучшей защитой и ограждением слабых сторон от губительного влияния извне. Она внимательно следит за каждым движением собеседника, готовая... да ко всему, в общем-то. Если тот захочет напасть, то койот будет готов и к этому. Но не этого опасалась Малия: ни атаки исподтишка, ни огромного топора, а того, что не способна уловить логики в его поступках. Серьёзно? Он пришел, чтобы узнать Малию Тейт поближе?
Она вздернула бровь, после чего резко повернулась к нему, настороженно разглядывая берсерка.
- Серьёзно? Не поздновато ли спохватился? И обычно когда приходят поговорить, топор с собой не притаскивают. - В голосе скользит едкая и в чем-то горькая ирония. - Мне кажется, ты заблудился и шел в другую сторону. В сторону дома Лидии. Так и быть, я тебя подвезу, если ты перестанешь размахивать этой штукой!
Она кивнула в сторону оружия. Пути к отходу были отрезаны. Лейхи, как будто, специально встал так, чтобы отделить её от автомобиля. Чтобы сесть внутрь, ей необходимо пройти препятствие, носящее имя Айзек. Она оглянулась по сторонам, принюхиваясь. Нет, парень пришел один - никаких посторонних ароматов или хотя бы тех запахов, которые могли бы насторожить зверя внутри ещё пуще прежнего. Ладно, если Лейхи действительно находится под чужим внушением, то стоит дать ему шанс и попробовать достучаться до остатков прежнего Айзека, если они ещё вообще были в нём, учитывая то, что ему пришлось пройти. А может быть уже поздно и там спасать нечего? Но это не ей решать. Если кто и способен привести Айзека в себя, то это только Лидия Мартин. Но она была слишком далеко для того, чтобы помочь. Сейчас Малия осознавала четко только одно: сколько бы сильной она не была - Лейхи сильнее, ей с ним не справиться в одиночку. И самое отвратительное в этом, что это понимала не только девушка, но и он тоже.
- Так, Лейхи. Я действительно не понимаю, что тебе нужно от меня? Ты пришел, чтобы... убить меня? - Тейт отступила на шаг назад на всякий случай, не сводя взгляда с берсерка. Она чувствовала, как когти снова вылезли наружу - на этот раз не подсознательно, койот внутри чуял угрозу, исходящую от существа напротив. Внутреннее чутье подсказывало, что ей хотят навредить, но происходящее ставило в тупик. Было бы проще, если бы он просто напал на неё, вынудил защищаться и атаковать в ответ.
Малия ненавидят длинные мысли, особенно те, которые не приводят к какому-либо выводу и не объясняют ничего. И сейчас она ненавидит Айзека только потому, что не может понять ни его мотивов, ни того, чего он хочет. Теперь она даже пожалела о том, что решила патрулировать территорию в одиночестве, сделав из себя легкую мишень для врагов. Но и сбежать она не может тоже, ведь Малия совсем не трусиха, хотя это было бы благоразумнее всего. И что остается в итоге? Она старается выровнять дыхание, чтобы не сорваться и не броситься в омут с головой, из которого она может не выйти живой. История с Сидом её научила кое-чему, что такие выходки имеют свою цену. И она гораздо бережнее относилась к себе, после того как в её голову проник посторонний и создал брешь в разуме, запустив свои мысли, которые она восприняла, как собственные. С того момента утекло не мало времени, но это отложило свой отпечаток. Ощущение надломленности и некоторые сомнения все ещё жили внутри. Они подтачивали душу изнутри, делали уязвимой от чего былая уверенность слегка поблекла. Ей показали, что мире есть вещи, которые она не может победить ни клыками, ни когтями. И сейчас Малия снова оказалась в этом проигрышном положении.

+1

5

Айзек вел себя спокойно и напыщенно, всем видом показывая своё превосходство и, в общем-то, чувствуя его. Ему так хорошо промыла мозги Кейт, что он был даже готов убрать Малию прямо сейчас, одним ударом своего топора и кромсая девушку на мелкие кусочки, пока та не поместится в пакет, чтобы закинуть её в багажник собственного магазина и увести в их убежище. Но, увы, приказ был иного рода и теперь Лейхи приходилось распинаться перед койотом, играя её эмоциями и строя ситуацию под свой лад. В какой-то степени он получал от всего этого удовольствие и впервые, за долгое время, чувствовал себя живым, прямо как тогда, когда Дерек обратил его и перевернул всю жизнь с ног на голову. Когда девушка оборачивается к нему, он резким движением руки выставляет топор лезвием вперед, останавливая его в сантиметре от миниатюрного носика Малии и улыбается правой стороной губ. - Ты видишь здесь Лидию? Я - нет. - он крутит топор по часовой стрелке на 90 градусов, ставя его ребром по отношению к девушке и прищуривает глаз, будто прицеливается. - Ошибки быть не может и я там, где должен быть. А топор... - таким же резким движением, он возвращает его себе на плечо. - Не должен беспокоить такого бесстрашного и верного койота, как ты. Не думаешь? - он вскидывает бровь и улыбается во все свои тридцать два зуба, нагло и в какой-то степени даже надменно. Эффектное появление, эффектное ведение дел - всё это было продумано Айзеком заранее, пока он ехал в машине с Кейт и слушал её нравоучения. Конечно, чаще сам он любил импровизировать, но сегодня явно был не тот день, не тот оппонент, но готовым быть надо было ко всему.
Опустив свой взгляд на ноги девушки, когда та делает шаг назад, лукавая улыбка вновь появляется на его лице, но сам он не делает и шагу, давая девушке ощутить, что пока ей действительно ничего не грозит. Пока она не делает лишних и резких движений, пока не показывает своего внутреннего зверя. - Убить? - удивленный смешок эхом разносится по темному переулку и Айзек решает немного изменить ход игры, одним быстрым движением сокращая расстояние между ними и впечатывая девушку в стенку, надавливая ей на горло ребром руки сильнее и сильнее. - Ты этого хочешь? Вот что ты делаешь в стае МакКолла? Ищешь неминуемой гибели? Знаешь, я ведь был там, да... - он сдавливает ещё чуть сильнее, другой рукой держа топор у ног койота и мотает головой в разные стороны, чуть опустив её, предаваясь мутным воспоминаниям. - Там нет ничего хорошего. - с этими словами он убирает руку и не спешно направляется в сторону машины девушки, вновь волоча топор лезвием по мокрому асфальту. К капоту он подошёл с пассажирской стороны и, не оборачиваясь на саму Малию, но прислушиваясь к её передвижениям, начал вести двумя пальцами по капоту, по самому его краю, к водительской стороне, оставляя две дорожки, которые медленно начинали заполняться капельками дождя. Вальяжно открывает водительскую дверь и садится за руль, кидая топор на заднее сиденье и заглядывая под руль, проверяя ключи, которых не оказалось на месте. Хмыкнув своим мыслям о том, что было бы глупо полагать, что Малия оставит их в замке зажигания, смотрит на пассажирское сиденье рядом, но не трогает вещей. Единственным разумным вариантом остается спросить их у неё самой. Вновь открыв водительскую дверь, Айзек выглядывает и окликает Малию. - Так и будешь там мокнуть? Садись. Или никогда не узнаешь, зачем я пришёл к тебе. - самодовольная ухмылка вновь появляется на его лице, не дожидаясь ответа, он садится обратно, откидываясь на спинку сиденья и закрывает за собой водительскую дверь.

+1

6

Малию всегда отличало от остальной стаи МакКолла то, что она в любой момент была готова не просто дать отпор, но и опередить удар, напав первой. Живя в шкуре койота, она не понаслышке знала, что это такое - настоящая борьба за существование. Где промедление может стоить собственной жизни. А жить, несмотря ни на что, Тейт хотелось до зубного скрежета. Мысль о том, что она может умереть казалась ей жуткой. В мире слишком много вещей, которых она не увидела, не попробовала, не сделала. Она не побывала во Франции, ради которой почти все лето штудировала учебник французского, чтобы в состоянии изъяснятся с местными. Не прыгнула с парашютом, не научилась ходить на каблуках, не завела аккаунт в истаграмме и твиттере, не попробовала странное блюдо с экзотическим и жутким названием "фуагра". В конце концов, не окончила чертов колледж, чтобы проверить, пригодиться ли в жизни математика, которая так важна в учебе или нет. И все эти мысли, подобно пчелиному рою, промелькнули в голове, когда острие топора оказалось всего в какой-то жалкой паре сантиметров от её лица. Тейт просто замерла на месте, словно ноги вросли в старый потрескавшийся и давно не ремонтированный асфальт. Айзек мог её убить, а она ничего не сделала в ответ. Секунды замедлились и слились в бесконечность, прежде чем мир снова перешел в движение. Прошло всего мгновение, а казалось будто пронеслась целая вечность.
"Не дай своему страху перед неизвестностью овладеть тобой!"
- Скорее мешает и отвлекает, я привыкла смотреть в глаза людям, когда говорю с ними. А твоя игрушка не дает мне сосредоточиться, - голос оборотня звучит более уверенно и спокойно, она берет под контроль собственное сердцебиение, которое постепенно выравнивается. Сложив руки на груди, Малия с вызовом смотрит на Лейхи. Однако игра снова меняет свой ход, возвращаясь на дорожку непредсказуемости. Берсерк впечатывает девушку в стену, крепко сжимая её горло рукой. Сердечный ритм снова срывается на хаотичный бег, сокращаясь, словно поломанный механизм. Тейт стискивает зубы от неприятного ощущения и цепляется собственными пальцами в чужую ладонь, пытаясь оттолкнуть противника от себя. Сталь огромного топора скользит по бедру - даже через джинсы она кожей ощущает его холод.
"Он... меня... задушит!"
Короткая демонстрация силы многое объяснила. И если раньше Тейт предполагала, что шансы противостоять Айзеку у неё имелись, то сейчас они стремительно сбегали к отметке ноль. В прочем, парень выпускает свою жертву. Девушка прислонилась к стене, хватаясь рукой за горло, потирая кожу и судорожно ловя воздух ртом. Она проводила Лейхи злым взглядом. Тейт ещё очень не скоро забудет этот момент, и если он надеется затесаться в лучшие подружки, то он точно не с того начал. Малия долго забывает обиды, и ещё дольше - прощает. Ей хочется разорвать его на части, хочется покончить с этой игрой, которая откровенно бесит. Но отцовские гены в ней есть потому что сознание твердит - играй. Это единственный возможный и вероятно, правильный, вариант из всех, дающий ей шансы подгадать момент, использовать ситуацию. Айзек не мог предусмотреть и проконтролировать всё. Даже лучшие допускают ошибки. Рано или поздно, он тоже это сделает.
Сжав крепко кулаки и унимая мелкую дрожь в теле, она подошла к машине и устроилась на переднем пассажирском сидении, глядя Айзеку прямо в глаза.
- Вообще, я предпочитаю, чтобы за рулем моей машины сидела я, а не кто-то посторонний. - Холодно сообщила она, вытаскивая из кармана ключи. - Но я так понимаю, что теперь тебя вытащить оттуда можно только силой? - Бровь дернулась вверх, Тейт наклонилась к Лейхи, вставляя ключ в замок зажигания и поворачивая его. - Но мне интересно, к чему вся эта интрига. Подсказка: я люблю спойлеры!
Еще один внимательный взгляд - Малия замерла всего на пару секунд, вглядываясь в голубые глаза напротив и держа руку на ключе, а после устроилась по удобнее на сидении, не забыв пристегнуться ремнем безопасности. Черт знает, что у нынешнего Лейхи на уме! Теперь Малия не могла утверждать с уверенностью, что она готова ко всему.
- Знаешь, я не буду вспоминать это свидание с трепетом в сердце!
Она бросила быстрый взгляд на смартфон, лежащий у самого лобового стекла, перед рулем. Путь к телефону пока отрезан.

+1

7

Айзеку абсолютно плевать, что Малия думает про вождение её машины. Это видно по нему, по тому как он ведет себя и как, получив ключи, преспокойно заводит машину и трогается с места, показательно нажав на кнопку "заблокировать двери". Не то чтобы это помогло бы удержать койота внутри машины в случае чего, скорее это очередной показательный жест и психологический ход. Малия должна полностью понять, что хозяин ситуации здесь именно он, но что при этом ничего её жизни не грозит, пока она не сделает какой-нибудь глупый ход, например попытаться убежать или вырубить его. Стоило отъехать от переулка, как он потянулся к магнитоле и включил радио, чуть убавив громкость музыки, чтобы она не мешала разговору и покачал в такт головой, с ехидной улыбкой взглянув на свою спутницу. Ему была хорошо известна эта дорога, он ходил по ней и ездил на велосипеде здесь миллионы раз. Знал все пути, что вели... к его дому. К его бывшему дому. Теперь, скорее всего, он был пуст и государство наверняка выставит его на продажу, что, в общем-то, никак не волновало Лейхи. Давно было пора проститься с этим местом, да можно было даже сжечь этот проклятый дом и получить за него страховую выплату в придачу. Но он не хотел признаваться себе в том, что никогда бы в жизни и ни за какие деньги он бы не сделал этого. Там началась его история, пусть и грустная по началу, но началась ведь! А потом был бурный месяц жизни со стаей. Но всё это теперь не важно, вряд ли кто-то из них остался жить там после его смерти, ведь именно так все они и считали. В какой-то степени это было даже правдой, ведь прошлый Альфа Айзек умер, давая переродиться Айзеку Берсерку. Отгоняя подальше мысли о стае, он загадочно улыбается и на миг отрывает свой взгляд от дороги и переводит на Малию. - О, я уверен, его ты запомнишь на всю жизнь. - и подкрепляет свои слова надменным смешком. Можно было бы молчать всю дорогу до дома, но это ведь скучно, не правда ли? Поэтому Айзек решает продолжить вытягивать койота на разговор и хоть немного заполучить её доверия. - Так что ты думаешь о грядущих переменах? Жить в городе, где одни лишь сверхъестественные существа... В этом что-то есть, не думаешь? - вдохновленно говорит Айзек, краем глаза поглядывая на девушку, сидящую справа. А потом резко начинает смеяться и качает головой. - А, я забыл,
тебе же в голову успел залезть Сид.
- он крутит указательным пальцем одной руки у виска, а другой держит руль. - Это ведь к тебе, да? Или Коре? Я что-то подзабыл. - конечно, он ничего не забыл и специально лишний раз напоминал ей об этом. Будучи верным подданным Кейт он знал многое, что происходило по ту сторону баррикад, но за частую молча наблюдал и говорил лишь тогда, когда его спрашивали. А дорога тем временем привела их к бывшему дому Айзека и, оставив машину на краю дороги у самого дома, он не спешно покинул машину, не забыв прихватить с собой с заднего сидения топор и, уменьшив его в размерах, закинуть в карман. От резкой смены температуры по телу бегут мурашки и Айзек чуть вздрагивает, но не останавливается и уверенно идет к двери, а потом начинает искать внизу у входа запасной ключ. - Он должен быть здесь. Он всегда здесь. - прощупывает плитку за плиткой, после чего восторженно вскрикивает и приподнимает одну, достает ключ и впечатывает её посильнее обратно, дабы не оставлять следов. - Пойдем, я покажу тебе кое-что. Ты же вроде не была здесь ни разу? Это мой прошлый дом. - он показывает пальцем и кивает, маня за собой. Быстрым движением руки ему удается открыть дверь, но, делая шаг, нога на секунду замирает, прежде чем окончательно ступает на пол в доме. Запахи, что были заперты здесь окутывают его полностью, ему даже кажется, что он слышит смех Томми и крики Сэм, слышит, как Эшли делает замечание, а Джек подкалывает одной фразой всех разом. Ощущение, будто прошло лет десять с тех пор. Из всего этого его выбивает Малия, что от неожиданности ударяется в его спину, он невольно делает шаг вперед и отходит чуть в сторону, пропуская её в дом и закрывая за ней дверь на ключ. Ти-ши-на. Никаких голосов, сердце биений или музыки, всё это кануло в лету. Что же, даже лучше. Стычки со стаей сейчас были бы совсем не на руку, однако ему всё же удается подметить, что здесь кто-то живет. Из гостиной видно торчащую женскую вещь, безобразно лежавшую на полу. Сэм, не иначе. Хочется пойти и поднять её, но вместо этого Айзек идёт к двери, что ведет в подвал. - Мы с тобой похожи, Малия, даже больше, чем ты думаешь. - открывает дверь и другой рукой делает жест "wellcome", опять же не спрашивая её и показывая, что выбора у неё особого нет.

+1

8

Малия смерила спутника недовольным взглядом. Это Лейхи сейчас на полном серьёзе с ней говорит? Желает обсудить политику, которую продвигает в массы Кодама путем истребления всех и каждого, кому она не совсем пришлась по душе. Поэтому она молчит, не решив, как лучше ей ответить: вспылить или высмеять.  Или все вместе - одно другому не мешает и не исключает. За кого он её вообще принимает? Для никого не было секретом то, что если её считают если не тупой, то достаточно недалекой. И это всегда становилось ошибкой. Тейт ведь не глупая барышня, но все эти хитроумные манипуляции ей чужды, она предпочитает действовать открыто. И это путь не меньшего сопротивления, отнюдь. Малия не раз запиналась о то, что кто-то предательски ставил ловушки на её пути, выбирая окольные дорожки. Но сейчас молчать она не может и не потому, что Айзек пытается задеть её чувства, напоминая о том, как меньше месяца назад она пыталась убить свою семью. И как было легко залезть внутрь её черепушки и вложить туда свои идеи. И потом пожинать плоды. Нет, далеко не это трогало Тейт. Но она помнила Лидию: как она улыбалась, когда Лейхи был жив, и как потух её взгляд, когда его не стало. Она внимательно вглядывается в его лицо, пытаясь понять, что находила в нём такого особенного банши. Возможно, оборотень этого так никогда не поймет, несмотря на желание действительно узнать.
- Что они с тобой сделали, Айзек, что ты на полном серьёзе несешь эту чушь? Ты и правда веришь в эту сказочку? Похоже, в твоей голове тоже побывал Кодама. - Девушка пожала плечами и перевела взгляд на дорогу перед собой. Дождь продолжал осыпать машину тысячами капель - работающие дворники не успевали убирать влагу со стекла. Они проезжали по знакомым улочкам Бикон Хиллс, но куда именно вез её берсерк так и оставалось для Тейт загадкой. Тойота Малии тормозит перед незнакомым домом, погруженным в темноту. Чуть нахмурив брови, Малия внимательно разглядывала его, не торопясь выйти вслед за спутником под дождь. Если бы она могла себе позволить остаться тут - она бы это сделала, но такой роскоши, как выбор, у неё не имелось. Тяжело вздохнув, койот покинул теплый и уютный салон, растворяясь в непогоде. Обхватив плечи руками, девушка медленно пошагала по дорожке, гадая, зачем она здесь. Холодно, даже нижняя губа подрагивает. Малия наблюдала за тем, как парень что-то ищет под плитками, затем победно вскликивает и поднимается, коротко продемонстрировав ключ, после чего занимается дверью, а она повернулась лицом к улице, разглядывая местность и пытаясь хоть что-нибудь понять самостоятельно. Возможно, предугадать. Однако, Айзек сам отвечает на её вопрос, но при этом в голове возникает много новых. Значит, он здесь жил когда-то? Допустим, но зачем он притащил сюда её? Она сделала шаг спиной назад и врезалась в спину берсерка. Чуть смутившись, Тейт отступила немного в сторону, чтобы увеличить дистанцию между ними - касаться его не хотелось совсем.
Настороженно принюхиваясь, Малия проходит внутрь и с опаской разглядывает ту часть помещения, которую удается обхватить взглядом. Она ожидала увидеть не жилой дом, однако здесь явно кто-то поселился, и запах кажется ей знакомым.
"Сэм!"
Тейт бросила тревожный взгляд на Айзека, надеясь, что с собственной бетой он не сделал ничего плохого, ведь тому, кто стоит перед ней, доверять совершенно нельзя. И приглашение спуститься в подвал не кажется ей таким привлекательным и интересным. Но Малия подходит ближе, вглядываясь в непроглядную темноту, затем смотрит на Лейхи.
- Ну да, подвал я никогда не забуду, конечно, -  с легким налетом сарказма протянула девушка. - У тебя серьёзные проблемы с тем, как устраивать свидания. Старые варианты куда привлекательнее. Фильмы ужасов, последний ряд, ты ненавязчиво кладешь руку на спинку моего кресла.
Затем она опускает руки, бессильно хлопнув по бедрам и тяжело вздохнув. Спуститься вниз? Что там может быть такого? А если койот откажется? Но если она послушно отправиться туда, то отрежет себе путь к побегу окончательно. Малия с тоской поглядела на входную дверь, оценила расстояние, время и то, как быстро отреагирует Айзек. Дернув бровью, Тейт сделала неуверенный шаг вперед. Деревянная ступенька скрипнула негромко под ногами.
- Похожи? Айзек, между нами нет ничего общего! Всё, что нас объединяет - это то, что твои мозги промыли точно так же, как своё время и мне. Я не знаю, чем они повлияли на тебя и что использовали против. И вероятно, тебя устраивает быть пешкой и выполнять всю грязную работу. Не думай, будто ты можешь понять меня и мою жизнь - ты ничего не знаешь обо мне, Лейхи! - С плохо скрываемым раздражением проговорила Малия, спускаясь вниз. Помещение осветилось тусклым и неярким светом, очевидно, Айзек включил где-то по дороге. Обычный подвал, куда уже давно никто не спускался. Полки, заставленные каким-то пыльным хламом, коробки, сгрудившиеся уродливой горой в углу, старая стиральная машинка и такой же старый грязный морозильник. Тейт повела носом, ощущая терпкий запах сырости и плесени. Она ощущала, что её привели сюда, чтобы что-то показать и доказать, и это девушке совсем не нравилось.
- Ну давай! - Оборотень раскинул руки, обведя ладонями небольшое пространство вокруг и взглянув берсерку в глаза. - Порази меня! Чем мы с тобой так похожи?!

+2

9

Шаг за шагом. он был всё ближе к своему прошлому. Это даже сложнее, в моральном плане, чем встреча с ребятами на холму и заявлением о том, что он всё ещё жив. Здесь прошло его детство, здесь он рос, радовался и страдал, любил и ненавидел. Здесь была его настоящая семья, пусть и не идеальная, но семья. И он оставил её, как и оставил пародию семьи, свои стаю. Теперь домом владели их запахи, но Айзек всё помнил. Как, где и сколько раз ему доставалось от ненавистного отца, как он спешно заклеивал обои или что-то чинил, лишь бы отец снова не вспылил. Легкой дрожью эти воспоминания отдаются по его спине и он гонит их прочь, вспоминая истинное назначение своего присутствия здесь. Малия Тейт - такой желанный кусочек для кодамы, а теперь и для Кейт. Айзек умышленно не отреагировал на её слова в машине, оставляя их на десерт. Он обязательно вернётся ещё к этому, но чуть позже в более подходящем месте и на более подходящем моменте. Он усмехается на её фразу, стоя совсем рядом и ожидая, когда девушка наконец пойдёт вниз.

- Постигала мир через фильмы? Так Стайлз тебя обучал действительности? - сарказм, усмешка, всё при нём. Было действительно забавно наблюдать за ней, выпавшей из этого мира на долгих девять лет. И стоило отдать Стилински должное, он хорошо поработал над ней. Адаптировал. Когда девушка всё же подалась вперед, он включил свет и пошёл следом, не забывая громко захлопнуть за собой дверь, а спускаясь, спокойно и не спешно начал отвечать Малии на вопрос о схожести. - Похожи, Малия, похожи. Ты на экскурсии по моему далекому прошлому, где я родился и жил. В моём доме не звучал звонкий смех на праздники и в повседневные дни, отец свихнулся после смерти моей матери и каждую свою неудачу отрывался на мне. Все знали об этом, но всем было плевать, ровно до того момента, как меня обратили. - спустившись окончательно, он остановился на против Малии. - Не находишь нечто схожее? - он наклоняет голову чуть на бок и ехидно улыбается, специально не проговаривая в слух, о каком моменте её жизни он говорит. Она должна вспомнить сама, прочувствовать этот момент заново и увидеть картину с другой стороны, со стороны опытной девушки, что убила свою мать, ради того чтобы выжить. - О, МакКолл умолял меня не вступать в ряды Дерека, пойти по праведному пути и творить добрые дела. Дела, что на руку только ему одному. Скольких людей вы убили, Малия? Ты? Лидия? Стайлз? Тео? - он выдерживает небольшую паузу и добавляет. - А сам Скотт? - после чего подаётся вперед, заставляя Малию уйти в бок и открывая холодильник, в котором его держали практически всё детство. На стенках всё ещё виднелись царапины, он помнил всё, он хранил всё. Заставляя себя смотреть на всё это и пытаясь не подавать вида, скула на его щеке всё же дергается и он вновь начинает говорить, пока окончательно не поддался своим воспоминаниям. - Да, ты правильно поняла, это мои следы. Это я боролся за жизнь. - он увидел это в её взгляде и до того, как прозвучал вопрос, решает ответить ей. -Любимое занятие отца было напиться и потом срываться на мне. Срывать свои неудачи и плохое настроение. Где всё это время была твоя стая, так называемые защитники города? Проходили мимо, каждый раз наблюдая, как я приходу с новыми и новыми синяками. Знаешь, это ощущение, когда ты оказываешься в непроглядной тьме, буквально дышишь в потолок и слышишь только удары своего сердца? Всё дело в глазах, Малия, тебе начинается казаться, будто стены сжимаются, мерещится то, чего нет на самом деле. Это перелом психики. Понимаешь? - он вновь наклоняет голову на бок и незаметно чуть придвигается к девушке, после чего ладонью резко толкает её за спину и опрокидывает в этот самый холодильник. Старый замок всё ещё висел на крышке, именно им Айзек и запер койота, но прекрасно знал, что её это так просто не сдержит. Не долго думая, он запрыгивает на холодильник и усаживается на него, свесив ноги вниз, чуть пристукнув по крышке ладонью. - Ты говорила, что Кодама залез мне в голову. А я скажу тебе так: мне открыли глаза на происходящее, до того, как я узнал о его существовании. Открой же свои глаза и ты, Малия. Рассмотри свет во тьме и освободись, если не хочешь быть похороненной заживо в этом холодильнике.

+1

10

Не трудно догадаться, что Малие не нравилось все происходящее. Не нравилось это место. Не нравился разговор. Не нравился сам Айзек. И больше всего не нравилось, что не оставили никакого выбора. Она не спускала взгляда с Лейхи, внимательно наблюдая за каждым его движением. Желание напасть и устранить угрозу смешивалось с чувством страха и инстинктом выжить. Это сильно усложняло ситуацию и её понимание. И до сих пор оставалось не ясным почему из всей компании Скотта, берсерк выбрал именно её?
Койоту не хотелось этого всего слышать - хотелось зажать уши руками. Погружаться в чужую историю не слишком приятно, особенно в ту, которую совсем не хочется. Тейт не желала знать, что было в прошлом у Айзека, что делало их похожими по его мнению. Она отторгала каждое слово, которое кололо маленькой острой иголкой куда-то в районе груди. Она наотрез отказывалась признавать, что понимает его больше, чем ей самой того хотелось бы. И особенное раздражение вызывало... сочувствие? Всего маленькая толика, но и её хватило, чтобы пробудить давно срезанные сомнения.
- Не больше, чем те, кто управляет тобой, Айзек. И уж точно не больше, чем ты. Ты убил стаю Сатоми - тех, кто никому не желал зла. Ты убил сестру Бретта и искалечил его самого. Ради чего? Потому что ты делаешь, что тебе приказали. Хочешь сказать, это твой самостоятельный выбор? - Холодно проговорила она, сузив глаза и испытывая отвращение. Не только к парню, но и к самой себе за то, что позволила себе всего на одну секунду подумать, будто в Лейхи осталось что-то человеческое. Может, когда-то он и был тем, кто заслуживал понимание, но сейчас она видела перед собой лишь монстра, готового пролить невинную кровь, услышав приказ.
- Хочешь отомстить Скотту через меня? Это твоя цель?
Она отшатнулась в сторону, когда он приблизился, но лишь затем, чтобы распахнуть дверцу старого морозильника. И если до этого Тейт цеплялась за мысль, что Айзек ей лгал, то застарелые царапины на стенках не оставляли сомнений. Она даже хотела коснуться их, чтобы убедиться в подлинности существования оных, но удержала себя от этого шага. Малия не хотела давать Айзеку и малейшего повода, что её хоть как-то затронул весь этот монолог, состоящий из воспоминаний. Уж здесь она могла сопротивляться.
Она молча отвела взгляд от собеседника. Её не запирали, но Тейт знала, что значит быть в ловушке из которой нет выхода. Поэтому она даже не заметила, как Лейхи сократил расстояние между ними, а когда спохватилась - стало поздно. Она поморщилась от неприятного столкновения с дном морозильника и единственное, что Малия успела - это выставить руки, чтобы удержать дверцу, которую Айзек захлопнул. Тейт не стала сдерживаться, обрушивая весь свой гнев на хлипкие перегородки, удерживающие её внутри. Слишком тесно, её движения хаотичны и все, что бьется в голове - это мысль о том, чтобы выбраться наружу, из этой душной темноты. Но она не могла, кажется, берсерк удерживал дверцу сверху весом собственного тела, потому что обычный старый замок койот бы выломал. А спустя минуту, девушка ощутила, как начинает выжигать кожу. Малия зарычала от боли. Все, что она сейчас хотела - это выбраться отсюда, не поддаваться чувство безысходности и осознавать, что она легко может умереть здесь, и никто не придет сюда за ней. Никто не спасет её. И весь её страх чует существо по то сторону замка. Каждая попытка выбраться - новая боль, которая проникает все глубже, дотягиваясь до самого сердца, разум и вовсе был уничтожен практически мгновенно. Лейхи был прав, когда говорил о давлении и эффекте сужающихся стен. Тейт казалось, что внутри становится все теснее и теснее, а кислорода меньше и меньше. И она отчаянно хватала ртом воздух, пропитанный аконитом, который разъедал легкие. Она едва различает слова берсерка, но не способна ответить на них.
Малия в ловушке. Но она еще не готова смириться и продолжает бороться, уже инстинктивно, только организм почти не выдерживает яда и попытки выбраться ослабевают. Всего на короткое мгновение, оборотень представил Айзека, так же запертого внутри, такого же беспомощного и напуганного. И знающего, что никто не спасет его от издевательств отца. Парень терял и очень многое в своей жизни.
Тусклый свет ударил в лицо неожиданно, ослепив глаза, привыкшие к кромешной тьме. Малия практически кубарем выкатилась из проклятого морозильника, который начинал напоминать собственный гроб. Она беспомощно лежала на животе, кусая губы от боли, чувствуя как тело все ещё горит огнём. Малия вся дрожала, будто в лихорадке и попытавшись приподняться на локтях, завалилась на бок, сдерживая хрип. Разум немного прояснился, позволяя девушке подумать о чем-то ещё, кроме агонии, пронзившей тело.
- Мне жаль! - Вырвалось признание из подрагивающих губ. - Мне жаль, что это с тобой случилось. Я знаю, как это больно! Я знаю, как это ломает и делает монстром. И мне жаль, что ты решил сдаться!
Она прижала руки к груди, крепко зажмурившись, чтобы сдержать слезы.

+1

11

Айзек даже немного злиться от того, что Малия упорно продолжает стоять на своём о том, что ему приказали и о том, что ему промыли мозги. Как ещё можно было вбить в эту маленькую головку простую мысль, что это его выбор? Что он сам этого захотел? Айзек ни разу не сомневался в этом и сделал бы этот выбор ещё раз, предоставь ему такую возможность. Её там не было, никого не было, когда он умирал и когда ожил. Кейт была абсолютно права, во всём, а он был глупцом, что вернулся сюда и вновь связался со стаей МакКолла. Больше такой ошибки он не повторит, больше не даст им пудрить себе мозги. С него довольно. Теперь он сам выбирает свой путь, который соединен с путём нагваля. Теперь важна только она и точка. Чувствуя, как эмоциональные показатели Малии ухудшаются, он спрыгивает с холодильника в бок и смотрит на замок, который со скрежетом вылетает и отлетает куда-то в сторону, а следом падает на пол койот. Он не хотел убивать её там, в холодильнике, хотя вполне мог. Оставь её чуть подольше и эти глазки больше никогда бы не вспыхнули голубым цветом убийцы, такими же, как и у него. Ехидно улыбаясь, глядя на неё и спокойно слушая, он делал шаг за шагом, приближаясь к своей жертве, а потом и вовсе присаживаясь у лице на корточки, убирая упавшую прядь волос с лица. Несомненно, это меньшее о чем сейчас стоило заботиться, но важно было подчеркнуть этот момент, показать, на сколько безвыходна сейчас её ситуация. Оглядывая её с головы до ног, он спокойно продолжил. - Малия, Малия, Малия. Ты так ничего и не поняла, глупышка. - он склоняет голову чуть на бок и с иронией смотрит на неё, как она мучается и пытается восстановиться. - Мне не нужна месть МакКоллу и его стае, не нужна месть Тео, убившего меня. Я увидел иной мир, выход из этой замкнутой цепочки неудач и боли. Тебя ведь не было тогда, на холме. - он хмыкает и качает головой. - Нееет, не было. Тебя пустили как расходный материал, потому что ты не способна конструктивно мыслить, зато отличный боец, коими Скотт и окружил себя. Вы вините Сида, кодаму, во всех своих проблемах, но создаете их лишь бы одни. Лишь твоя стая, Малия. - он провел ладонью по её лицу, продолжая спокойно свой рассказ. - Он всего лишь хочет вернуть себе дом и начал бы это без убийств, не будь вашей стаи. Разве ты не хотела когда-нибудь иметь свой дом? Он ведь у тебя был, Малия,
ещё до всей этой чепухи. БЫЛ. Ты знаешь, какого это терять родной дом, я знаю это и Сид тоже знает.
- вставая с корточек, он бросил на пол рядом с Малией ключи от её машины и отошел к холодильнику, закрывая крышку и усаживаясь вновь на него. - Ты, я он, Кейт. Мы все похожи. Тебе надо лишь открыть свои глаза, Малия. И, между прочим, - он поднимает указательный палец вверх и посмеивается. - Не я убил стаю Сатоми, они сами себя убили. Как думаешь, почему вы всё ещё живы? С вами давно можно было поступить абсолютно так же, но вы живы. А они нет. - со словом "нет" он резко хлопает в ладоши, а потом ставит их по бокам. - Ничего в голову не приходит? Нет? - он хочет, чтобы она сама нашла ответ на этот вопрос, хочет, чтобы она тоже ответила на этот вопрос фразой, что они сами выбрали свою смерть и чтобы окончательно увидела происходящее с другого берега.

+1

12

I'll keep on changing mile by mile,
And all the answers are hard to find,
And this time we'll go hand from hand.

Поджав губы, Малия нашла в себе силы, чтобы одернуться, когда пальцы берсерка коснулись её волос. Словно раненный зверь, она отползла в сторону, стиснув зубы от боли и сдерживая сдавленный рык в горле. Девушка с ненавистью и отвращением посмотрела на лицо напротив снизу вверх. Айзек думает, что он победил, но это не так. Он стремился сломить её не физически, однако как раз в этом он больше преуспел. И она могла бы стерпеть любую пытку, все, кроме унижения. Тейт сжала пальцы в кулаки, приподнявшись на руках и занимая сидячее положение. Ничего, все эти раны на теле - они заживут. Но даже с ними, оборотень и так знает, кем является.
Губа дрожит от плохо сдерживаемого гнева. Он придает сил. Пока Айзек продолжал издеваться над ней, она могла позволить себе регенерировать. Он считает, что сломал её. Считает, что подчинил себе через страх. Что же, Лейхи всерьёз и сильно заблуждался. Этого достаточно, чтобы Малия смогла бы перевернуть всю ситуацию с пользой для самой себя. Она протянула руку, чтоб забрать ключи от своей машины, валяющиеся на грязном полу, затем медленно поднялась на ноги, держась за стенку. После чего сунула их в карман и взглянула на парня исподлобья.
- Приходит. Хочешь сказать, что это был выбор Сатоми? Она решила, что лучше умрет, чем встанет на сторону Сида? - Голос Малии звучал почти безжизненно, даже как-то обреченно. - Я должна оценить вашу доброту и благородство? Проникнуться твоей историей и перейти на вашу сторону?
Наконец, Малия сдвинулась с места и чуть прихрамывая, направилась прямо к Лейхи. Она ещё не восстановилась полностью, но ей было плевать на это. Малия Тейт - боец, и с неё на сегодня хватит. Они должны были понять, что такие приемы против неё больше не работают. Девушка боролась с сомнениями, которые пытались прорасти. Её вела мысль о том, что ею просто пытаются манипулировать в очередной раз. Остановившись в шаге от Айзека, Малия ударила его кулаком по скуле, больше не сдерживая себя рамками собственной безопасности. В конце концов, он не может сделать хуже того, что уже сделал. Тейт схватила его рукой за шею и притянула к себе.
- Может познакомимся заново, а, Лейхи? - Она с силой приложила его затылком о стену, превозмогая собственную боль. - Меня зовут Малия Хейл. У меня есть семья. И у меня есть дом! И я не расходный материал. Ни Сид, ни Кейт и уж тем более ни ты - никто больше не залезет мне в голову. Между нами нет ничего общего. Думаешь, что у тебя получится лучше, чем у Кодамы? Что ты сможешь сломать меня? Попробуй ещё раз, Лейхи. Я не такая слабачка, как ты.
Однако, голос дрогнул. Когда все вокруг твердят о двуличии истинного альфы, поневоле задумываешься об этом все чаще. Даже от Питера проскальзывало нечто подобное в сторону МакКколла. Если так подумать, то кое-что цепляющее было в словах берсерка, от чего становилось непривычно холодно, словно кто-то водил ледяным пальцем вдоль позвоночника. Сама мысль казалась Тейт отвратительной, и её злило, что она позволяет себе хоть на минуту усомниться в своих друзьях. Но друзья ли?... Она просто не может позволить себе перестать сражаться и прекратить защищать. Даже если все так, то это должен быть её выбор, без влияния кого-то постороннего, тем более таких людей, как Сид, Кейт и Айзек. Они ей не друзья, они ей вообще никто. А ещё они те, кто желают смерти её близким. И это она понимает очень отчетливо.
Выпустив его шею, она опускает руки на его бедра и сдавливает пальцами, наклоняясь к самому уху.
- Если бы ты мог убить меня, ты бы это давно сделал. Я не представляю для тебя интереса - ты меня едва знаешь и наверняка предпочел бы провести этот вечер поинтереснее, чем разыгрывая для меня друга. Но ты не можешь, - Тейт слегка отстранилась, глядя ему в глаза, - потому что не было приказа. Боишься наказания, Лейхи? Как ты думаешь, что с тобой сделают, если ты ослушаешься и сделаешь все по-своему? Сделаешь то, что хочешь? - Она взяла его руку и прислонила к собственной шее, вскинув подбородок кверху. - Убьешь меня, например? Хочешь убить меня, Лейхи?
Горечь и желчь от перемешенных чувств создавали ядерный коктейль, заставляя поступать пусть и дерзко, но крайне безрассудно. Она достаточно сдерживалась сегодня, позволяя Айзеку крутить собой и протащить через целую дорогу унижений. Больнее уже точно не станет.
В этом и была вся Малия. Её смелость часто оборачивалась безумием.

I'll sehd some sorrow, shed some sin.
I hate this state we're in,
And this time I'll break down inside.

+2

13

Чуть вскинув одну бровь, он внимательно наблюдал за всеми усилиями Малии, как она жадно цеплялась за свою жизнь и с трудом поднималась на ноги. В какой-то степени его даже это веселило, это можно было заметить на его лице и в его глазах. Он мог прикончить её одним ударом, пока она лежала, мог заживо похоронить в холодильнике, но какая польза от неё мертвой? Никакой и Айзек понимал это не меньше, чем Кейт, отправившая его на эту встречу. Она ловко играла словами, успела научиться за это время, что же, похвально. Он даже ухмыляется и восторженно качает головой, после чего начинает медленно хлопать в ладоши. - Неужели до тебя наконец-то дошло. Если тебя это утешит, она умерла быстро и безболезненно. Жить или умереть - простой выбор, выбор каждого. - его голос спокоен и ни разу не дрогнул, даже от того смысла, который несли слова Малии. "Лучше умереть, чем жить в новом мире Сида". Глупцы. Никто из них даже не попытался узнать всю суть его планов, узнать что именно он хочет внести и как. Поэтому и умирали, как мухи, один за другим. Он спокойно провожает её ходьбу взглядом, позволяя ударить себя и впечатать в стену. Всё, что можно было от него услышать сейчас, так это усмешку, злую и надменную. Она перешла к силе, а значит его слова начинали работать, значит запустился механизм противоречия, всё так, как и говорила Кейт. Иногда даже начинало казаться, будто этот её Лескатлипоку давал ей дар виденья будущего, на самом же деле, она просто умела предугадывать реакцию каждого и строить события на их основе. Если ты знаешь всё - никаких случайностей не будет. Он начинает говорить чуть приглушенно, но не менее надменно. Дефект речи появился же от того, что часть его лица была впечатана в стену. - Ищешь оправдания, Малия Тейт? Я не лезу тебе в голову и, тем более, не пытаюсь контролировать тебя. Ты права, в этом кодама лучше. Я хочу чтобы ты увидела всё сама, поняла всё сама и приняла это. Мы похожи с тобой и это факт. Факт от которого ты сейчас бесишься и не хочешь принимать. - Айзек сплевывает кровь, когда его наконец-то убирают от стены и чуть сгибается, когда ставят руки на бедра, сдавливая их, но и это не способно стереть его улыбку с лица. Он ждал этого, ждал этой реакции и был готов к ней с самого начала. Когда девушка же кладет его руку на его горло, он начинает сдавливать её, а потом и во все отталкивается от стены, приподнимает её за горло и впечатывает с силой в стену. Не потому что её слова задели его, а скорее чтобы сильнее напугать её и заставить наконец слушать его. - Ты жалка, Малия. Всё, что ты можешь, так это огрызаться на правду, закрывая каждый раз глаза и выгораживая своих так называемых друзей. - он вдавливает её ещё сильнее. - Если я не прав, то почему Скотт истинный Альфа? Почему собрал убийц вокруг себя? Он ни кем не дорожит, а те, кто боготворят его умирают, Малия, они умирают за него. Мама Эллисон, сама Эллисон, Эйдан, Эрика, Бойд... Сколько имён тебе ещё надо перечислить, чтобы ты наконец поняла? - он с омерзением смотрит на неё, а потом швыряет в сторону, будто куклу и разворачивается к ней. - Твоя смерть будет бессмысленной, пока ты сама не поймешь, что тебя используют, Малия. - медленными шагами он направился к ней и поднял за ворот одежды и усадил на холодильник, приблизившись к её лицу и коснувшись носом о её нос так и замер, глядя ей прямо в глаза. - Мы были в одной стае, Малия. Я был там и знаю, что это. Нужно уметь вовремя уходить. Всегда. Иначе какой смысл в жизни, которой решают за тебя? Ты не знаешь Сида, не знаешь чего он хочет на самом деле, а уже готова порвать его на куски. Ты ещё не знала о его существовании, - оставаясь на таком же расстоянии, рука вновь скользнула к её шее и начала чуть сдавливать, но уже не так сильно. - А тебе уже сказали, что он враг. Тебе заранее начали промывать мозги. Скажи, я не прав? Кто это был, Малия, Скотт? Стайлз? Дитон? Крис? Питер?
Они сдавливают твой разум, как сейчас сдавливает моя рука твою шею. И однажды, ты просто задохнешься.
- он отпускает свою руку и чуть выпрямляется, увеличивая расстояние между ними на пару сантиметров.

+1

14

Пальцы смыкаются вокруг шеи все сильнее, но не с целью убить, а за тем, чтобы в очередной раз доказать, что он способен это сделать. Но Тейт это было не нужно, это она и так понимала и провоцировала затем, чтобы убедиться лишний раз, что попытки так и останутся попытками. Малия терпела боль и не хватку кислорода сквозь стиснутые зубы. Но и между тем, девушка снова и снова находила подтверждение своим словам - он не может. У него есть конкретная задача, поставленная перед ним Кейт Арджент. Оборотень лишь сдавленно выдохнул от столкновения со стеной, поморщившись от резкой боли. Яд все ещё в её организме, на её коже и пусть эффект воздействия снижался, но все ещё был достаточно ощутим. Айзек швырнул её в сторону, девушка приземлилась на бок и не выдержав, громко зарычала. Больше от клокотавшего гнева внутри, чем от физического дискомфорта.
- Зато твоя смерть принесла тебе много смысла! - Язвительно процедила она, глядя ему в глаза, когда Лейхи снова схватил её, на этот раз за шиворот и усаживал на холодильник. Она едва вздрогнула от легкого прикосновения к её лицу, но не отстранилась, лишь упрямо смотрела ему в глаза, в которых продолжали плескаться ненависть напополам с отвращением.
- Ты такой лицемер, Айзек! Разве тебя не было там, когда Эллисон умерла? Разве это не ты не смог её защитить? А теперь винишь во всем МакКолла! Неужели ты так веришь в то, что говоришь мне? - Девушка резко оттолкнула берсерка от себя, спрыгивая на пол. Лейхи достаточно сказал, теперь её очередь. И Тейт отчетливо понимала, что пытаться искать в этом человеке отголоски прошлого Айзека бессмысленно. И если Лидия, наверняка, надеялась, что парню можно будет помочь и исправить то, что натворила безумная охотница, то Малия ясно осознавала, что это бесполезно. И хотя она это понимала разумом, эмоции все равно были сильнее и перевешивали голос здравого смысла. Она просто перестала его слышать, поддавшись своей сущности, став той Малией, которой она всегда была.
- Я поняла, что он враг тогда, когда увидела, что он сделал с Тео! Он внушил ему желание убить тебя! И со мной он поступил со мной точно так же! Заставил меня возненавидеть мою семью, я пыталась убить их. Это такой мир мне хочет предложить Кодама, да? - Сдавленно зарычав, она снова толкнула Лейхи. - Такой, где я убила своего отца? Где убила брата и сестру? Такой, где я такая же убийца, как ты? - Малия продолжает толкать парня, пока он не упирается спиной в стену. И даже тогда она не останавливается и продолжает это делать, но в этих жестах больше отчаянья, чем желания причинить боль. Малия больше не контролирует себя - в голове словно кто-то сорвал стоп-кран, позволив всем её эмоциям выплеснуться наружу огромной лавиной: настоящей, искренней, неподдельной. Она изливала на Лейхи все свои страхи, детские обиды и почти детскую беспомощность, то, что она всегда держала закрытым от остальных.
- Предлагает мне дом, в котором у меня нет друзей?! В котором у меня не останется никого, потому что я их убила? Такой дом мне предлагает Кодама? Где я снова останусь одна, где я буду никому нужна? Плевать он хотел на меня и на тебя тоже, как ты этого не можешь понять?! И тоже самое могу сказать о Кейт! Она не задумываясь убьет меня только лишь потому, что я дочка Питера Хейла и сестра Дерека, потому что во мне их кровь. Они используют людей! Стоит лишь поверить хоть одному слову, как они выжмут из меня всё и убьют при первой же возможности или вышвырнут, как ненужный использованный мусор, уничтоженную тем, что я натворила! Как это делают сейчас с тобой! Они разрушили твою стаю! Они уничтожили тебя, Айзек! Не Скотт МакКолл!

Толкнув берсерка последний раз, она прислонилась спиной к стене рядом с ним, тяжело дыша от усталости и сползла вниз. Столько боли и ради чего? Лейхи утверждал, что они похожи, тогда он должен понять, почему она будет выбирать не мифический лучший мир, а реальный с его проблемами и трудностями, но тот, где у неё будет семья и будут близкие.
- Мне не нужен мир, где я снова буду чужой! Поэтому я буду бороться за тот, который считаю своим. Поэтому я выбираю Скотта МакКолла, а не Сида, Кейт или ещё кого-то. Никто не идеален, и Скотт тоже, но ты не прав. Он помог многим, и все те, кого ты вспомнил... Это не его вина! Он не может спасти всех, хотя пытается это сделать каждый день. Он учит нас быть лучше, чем мы есть. Он верит, что каждый может измениться, что мир возможен. И даже за тебя, Айзек, он будет бороться, пока ты не станешь собой.

+1

15

Слово за слово они цеплялись в друг друга, пытаясь доказать свою истину, пытаясь показать, что именно он прав. Будь Айзек тем, кем был раньше, то уже давно бы заткнулся в тряпочку,  опустив глаза и полностью согласился с чужой точкой зрения, с точкой зрения Малии. Но теперь он был другим, ему дали шанс переродиться после смерти и показали мир с другой стороны, со стороны тех, кого они звали врагами. Он раньше не задумывался о мотивах этих самых врагов, отчаянно идя в бой за Скоттом и его стаей,  что в конце концов стало его фатальной ошибкой. У каждого врага была своя история и, как оказалось, каждый из них оказался на обочине жизни из-за одного и того же оборотня, небезизвестного истинного альфы. Он был слеп, как и все они, но теперь видел четкую картину происходящего. - Моя смерть? Во все нет. Перерождение,  вот что действительно имело смысл в моей жизни. Своё же перерождение ты потратила зря, тогда, когда тебя вернули из облика койота. - голова всё ещё наклонена чуть в бок и голос его звучит больше рассуждающим,  нежели спорящим и пытающимся что-то доказать ей. Он немного меняется в лице, когда речь заходит об Эллисон,  от чего пропускает удары Малии и делает шаги назад от них. Он молча слушает каждое её слово и сначала кажется потерянным, но привычная ухмылка возвращается на его лицо, когда Малия без сил скатывается по стене вниз. Он опускается следом, сгибая ноги в коленях и вытягивая на них свои руки, повернувшись лишь лицом к ней. - Я тоже винил себя долгое время, но мы забыли, как всё было на самом деле.
Разве ты не помнишь? Мы не защищали друг друга, а противостояли одному врагу. Она сама не смогла защитить себя и все мы были втянуты в одну войну против Скотта,  как и всегда.
- в его голосе не чувствуется эмоций, он такой же холодный и отчужденный. - Нет, Малия,  не такой мир он предлагает. Это делает твоя же семья. Кодама мог давно убить нас всех, но он ждал и мы даже не знаем сколько.
Зачем ему это? А? Он даёт нам выбор.
- слова же про свою стаю он решает пропустить мимо ушей, заведомо не веря в то, что именно Сид контролировал Тео,  что это было не только его личное желание. Он не мог с уверенностью говорить о том дне, ведь после встречи с Алисой не помнил абсолютно ничего, поэтому предпочитал думать, что стая его бросила, а Тео предал. Так было легче и так говорила Кейт. Устало вздыхая,  он пересаживается со своего положения на колени перед Малией и чуть подаваясь лицом вперёд заглядывает ей в глаза. - А ты никогда не думала, что этот город не нужно спасать? Он прекрасно жил и до твоей стаи, ему не нужна была помощь. Ты думаешь, что Питер бегал по городу и пытался защитить его от Девкалиона и Джерарда? Или кого-то ещё? Получив силу мы не знали что с ней делать, - он не оговорился, когда сказал "мы", ведь и сам входил в число этих людей. Когда-то. - Всё ухудшается лишь от того, что вы мните себя героями. Не будь вас, то Сид спокойно бы сделал желаемое, без кровопролития, но вам всё неймется. Вы видите врагов в каждом,  кто не с вами и ищите оправдания своим желаниям, своим мыслям. - и лишь после этого отделяется назад и встаёт, неспешно направляясь к холодильнику и, постукивая по нему кончиками пальцев, стоя спиной к Малии, начинает говорить не оборачиваясь. - Я был там и я один вырезал всю её стаю. Она не выглядела жалко или сожалевшей о чем-то,  держалась достойно, принимая свой конец. Она ПОНИМАЛА, что делала. - после чего полностью поворачивается лицом к девушке и облокачивается тазом и руками о холодильник. - А ты понимаешь, что ты делаешь?

+1

16

Малия спрятала лицо в ладонях, словно отгородив себя от Айзека и всей той речи, что он обрушивал на неё водопадом. Она сопротивлялась его словам - Лейхи не может быть прав. Даже хоть в чем-то. Даже на самую малость. Даже в теории. Тейт просто не имела права согласиться с этим, это все равно, что признать собственное поражение. Только не здесь и только не перед ним. Но тогда почему же она так же упорно желает спрятать свои сомнения от тех, кого считает друзьями? Уж не в том ли дело, что они попросту не смогут понять их и воспримут в штыки? Или потому, что какая-то ничтожная часть окажется той крупицей истины, разрушавшейся всё?
- Как же я хочу избить тебя! Переломать все твои кости. По очереди. Лишь бы ты, наконец, заткнулся! - Она зажмурилась до боли, проводя пальцами по щекам. Затем поднялась на ноги, взглянув на берсерка глазами, чьи зрачки вспыхнули голубым неестественным оттенком. Ненависть, холодная и тягучая, протянулась тоненькими щупальцами от неё к нему.
- Как ты можешь верить в то, что говоришь?! Как?! Все вокруг считают меня недалекой, не способной рассуждать и продумывать, потому что я предпочитаю полагаться на инстинкты, а не размышления. И мне плевать на это. Но даже мне ясно, что та правда, которую ты мне пытаешься вбить в голову - дерьмо полное.
Она уже давно уяснила, что у каждого действия есть свои последствия. Что ради спасения близких - они раз за разом приводили в город новую беду. И пытаясь расправиться с ней - снова чем-то расплачивались взамен. Это всё напоминало бесконечный цикл, где все события двигались по замкнутому кругу. И этот процесс казался настолько нерушимым и монолитным, что в его правильности не приходилось сомневаться. Конечно, никто не хотел этого, но раз за разом, они повторяли одну ошибку. Кто знает, может Питер был прав, когда предлагал покинуть чертов город? Ведь Малия уговорила его остаться с ней и противостоять Кодаме. И если с ним что-то случится, то в этом будет и её вина. Может, Айзек прав и городу не требовалось спасение в их лице?  Но ведь это не может быть правдой! Иначе весь её мир будет разрушен! И всё, во что оборотень верил - окажется погребено под руинами. Она беззвучно рыкнула, отмахиваясь от подобных мыслей.
- Если бы Сид хотел просто посадить пару деревьев и заниматься под ними йогой, думаешь, его бы кто-то стал гнать взашей? - Тейт чуть прищурилась, глядя на Лейхи. - Если все так радужно, почему он ждал столько времени? Почему сразу не пошел на переговоры, если желал мира? Почему связался с Кейт Арджент? Почему, первое, что он сделал - это отделил меня от моей семьи и внушил убить её? Неужели ты не видишь всей картины, Айзек?! Ты никогда не думал, почему люди ТАК с ними поступили? Может, он заслуживает этого? - Она медленно двинулась к нему навстречу, поджав губы. Девушка прекрасно понимала, что едва ли её слова возымеют какой-то эффект, но любая тень сомнений, как та, которая мелькнула на его лице, когда она упомянула Эллисон, уже была победой. Все же, что-то в нём ещё осталось, какая-то частица прежнего Айзека. Но потрудились над парнем очень хорошо, превратив того в полную противоположность.
- Нет, - Малия медленно покачала головой, - он хочет жертв. Он хочет, чтобы люди умирали. Хочет жертвоприношений, почтения, страха. И прекрасно знает, что на такое никто не согласится. И как же все эти люди? Среди них ведь старики и дети, а он развязал здесь войну, в которой страдают невиновные. Речь не только обо мне или МакКолле.
Айзек умышленно отказывался воспринимать те её слова о Тео или собственной бывшей стае. Ушел ту же самозащиту, что и Малия. Ему было проще и дальше считать их всех врагами, которые принесли ему лишь боль и смерть. И в этом Тейт его тоже понимала. И несмотря на схожие дорожки - конечный результат получался разным. Абсолютно.
- Неважно, что говорит Сид. Или что мои друзья могут ошибаться. Даже если это и так, я не смогу их бросить. Я не смогу их предать.
Я люблю их. И не хочу терять. Так что, отвечая на твой вопрос: ДА. Да, я знаю, что я делаю и за что борюсь. Твоих слов никогда не будет достаточно. Если Сид действительно такой, как ты говоришь, пусть отзовет Арджентов.
- Нижняя губа задрожала, Тейт нервно сглотнула, взяв себя в руки. - Пусть прекратит войну. Прекратите убивать и промывать нам мозги. Хотите мира? Может настало время для честной игры? Устрой мне с ним встречу. Один на один. Без Арджент. Без МакКолла. Без тебя. Без Хейлов. Без мин, аконита и прочей ерунды. Или нам больше не о чем с тобой здесь говорить.
Откровенно говоря, Тейт и не ждала от Айзека, что он согласиться. Она вообще ничего больше не ждала. Голова просто разрывалась от тысячи мыслей, в том числе и тех, которые вытаскивали из памяти разные моменты и взвешивали их правильность. Теперь каждую ситуацию, койот видел с двух, абсолютно, разных точек зрения, чего раньше никогда не было. И только она могла разобраться с этим и других помощников тут быть не могло.

+2

17

Он ухмыляется, видя, как Малия тщетно пытается закрыться от его слов, будто обычные человеческие руки смогут приглушить острый слух оборотня. Как наивно и это так было в стиле стаи МакКолла. Но даже видя это, Айзек продолжал говорить, намеренно, вдалбливая ей слово за слово. - От чего ты закрываешься, Малия? Не уж то от истины? - с заметной насмешкой и высокомерием отзывается Лейхи. Ему хочется подойти к ней, оторвать её руки от лица, но он сдерживает себя, когда её глаза вспыхивают голубым. Не от того, что боится, а от того, что процесс запустился и без телесного контакта. Большой шаг вперед - именно так он и отметил про себя всё происходящее сейчас. Он спокойно пожимает плечами и вскидывает одну бровь. - Если это всё дерьмо полное, то почему ты так напряжена? Мне даже не надо считывать твои эмоциональные показатели, чтоб понять это. Неправда не вызывает таких бурных эмоций и ты, Малия, - он умышленно показывает на неё указательным пальцем и прикрывает один глаз. - лучше всех знаешь это. - после чего убирает руку обратно на холодильник. Да, да дикого койота довольно сложно достучаться, но всё же это было возможно. В конце концов, Скотту же как-то это удалось. Заслышав же речи о других жителях города Айзек не смог сдержаться и рассмеялся, похлопывая в ладоши, после чего закусил верхнюю губу, дабы успокоиться, и лишь потом заговорил. - Вот ты сейчас всё это серьезно сказала, да? С каких пор дикого койота беспокоят все кроме неё самой? Тебе так сильно залез в голову Скотт или... в кровать? - он вновь усмехается, но потом резко становится абсолютно серьезным. - Ладно, извини, кровать это уже не моё дело. Вы сильно заблуждаетесь на его счёт, будь ты в тот день на холме и то бы не смогла понять весь смысл, а знаешь почему? Потому что вы изначально относитесь к нему предвзято, вы изначально настроены против него. А виной всему ваш эгоизм. Не другие люди в городе, не даже вы, как стая, а эгоизм каждого из вас, который и заставил в итоге вас всех объединиться. Признайся, ты боишься стать никому не нужной, со всеми своими силами. Ты не знаешь как жить с этим и что делать, даже в шкуре койота тебе было на много проще и понятнее. И так с каждым из вас.
Наверное, так нельзя сказать только про Стайлза. Он сын своего отца до мозга костей.
- Айзек задумчиво протирает подбородок, думая, рассказали ли ей уже или нет, но всё же решается это сделать. - С ним? Малия, они поступили так не с ним, а с целой расой, по количеству даже большей, чем ваша стая. Скажи мне, заслуживает ли это тот, кто дарит жизнь? Эрика умерла, а он воскресил её, такой же, как и прежде, абсолютно. Вы сами виноваты в его отдаче и не надо плакать, что это он такой, таким его сделали только вы сами. Спроси у своей стаи, как они начали разговор с ним. Спроси у своего Скотта или Стайлза про Лидию и Линн. Может тогда ты сможешь понять всё. - он решает окончательно поставить точку на этой теме, считая, что лучше самого Сида никто ей ничего не расскажет, только он сам. Да и верен был Айзек не кодаме, а Кейт, поэтому не видел особого смысла сейчас распинаться перед ней о его прошлой жизни, про которую и сам знал совсем чуть-чуть. Наверняка ему самому было что ещё рассказать,  но только вот он не находил слушателей. Сам же Айзек был сейчас в небольшом ступоре,  вовсе не ожидавший,  что Малия потребует подобной встречи. Он ждал и истерики, и мордобой,  но только не это. Айзек даже не знает, как отреагировать на эту фразу, а потому выдерживает небольшую паузу, переводя взгляд куда-то в сторону. -
А сколько раз продавали тебя? Когда ты убила свою мать, тебя тоже поддержали? Ты действительно думаешь, что они все стоят таких жертв?
- он приподнимает одну бровь, возвращая свой взгляд обратно на Малию,  умышленно уводя разговор в другую сторону. Может хоть так её состояние ещё больше подкосится и исход будет таким, какой ему и нужен.

+1

18

Welcome to the room of people
Who have rooms of people
That they loved one day, docked away
Just because we check the guns at the door
Doesn't mean our brains will change from hand grenades

У Малия слишком много ненависти внутри. Слишком много сомнений в голове и силы в руках. И ей это нужно выплеснуть из себя, потому что она не может больше этого терпеть. Не хочет ощущать столько разрывающих частиц, которые растаскивают по крупицам её личность, постепенно оголяя и оставляя ту разломанную девочку, которой требуется чья-то рука. Которая не в состоянии передвигаться сама. И признаваться в этом она ни за что не будет, потому что справиться. Сама. Снова. Сейчас.
Всё её внимание направлено лишь на то, чтобы сконцентрироваться на себе и своих эмоциях, а слова Айзека уходят на второй план. Он говорит, но его речь запоздало долетает до ушей койота. Она смотрит в одну точку на полу, крепко стиснув зубы, даже слышит их скрип, при чем более отчетливо, чем голос Лейхи. Внутри - огненная лава, кипящая и неукротимая. Никаких льдов в мире не хватит, чтобы остудить эту магму в венах, скапливающуюся на кончиках пальцев. И тем не менее - все в цель. Будто эту ситуацию грамотно спланировали для того, чтобы достичь нужного результата. Все устроено специально для неё одной. Её срывает, девушка то готова говорить, то снова ломается под давлением чужих речей. Она хочет затолкать ему поглубже в глотку его собственные слова. Пусть подавиться! Малия явно желает большего, чем просто разговоры. Она не хочет больше противостоять Айзеку в словесном поединке, потому что с ним и так все ясно. В прочем как и с ней. С ними обоими. Лейхи прав, они похожи, поэтому они будут сопротивляться друг другу и отталкивать. Именно поэтому эта беседа не имеет смысла, но оба упрямо её продолжают потому что никто не хочет уступать. Уйти - признать поражение. Что ты не способен отвечать больше. Сдался. Сдалась.
- Заткнись, Лейхи! Просто ЗАТК-НИСЬ! - Прошипела Тейт, одаривая парня взглядом голубых глаз и крепко сжимая кулаки так, что когти вонзились в кожу до самых подушечек пальцев. Но койот не чувствовал боли, как вязкой жидкости лениво сочащейся по ладони. Густые капли срывались и тяжело падали вниз, въедаясь в потрескавшийся пол чужого подвала. Её запах останется здесь навсегда.
Та схватка с Пустынной Волчицей - правду никто так и не узнал до конца, даже Тео Рейкен. Это тайна, которую она до сих пор хранит внутри себя, решив, что больше никому не нужно это бремя. Она уничтожила свою мать и лично закопала там, где никто не найдет. И берсерк задевает самое больное место из всех возможных. Идея встречи с Кодамой ещё в силе, но терпеть выпады Лейхи - за гранью возможного, Малия продержалась достаточно долго, прежде чем сорваться с цепи. Казалось, что парень специально доводил её до этого состояния, чтобы она дала себе волю.
Кое-что ей досталось от биологической матери по наследству. Это койот, который не терпел рамок и который желал решать проблемы лишь одним способом. Весьма кардинальным и простым. Она схватила Айзека за шею и резко притянула к себе.
- Я должна была убить её. Либо она, либо я. Выживает сильнейший, тот, кто хочет жить. И ты должен это понимать. Не ставь мне эту вину, не пытайся сказать мне этим, что я такая же убийца. Со мной это больше не работает, Лейхи! - Она отпустила его, но только затем, чтобы резко ударить в правую скулу и опрокинуть на крышку холодильника прижав к поверхности за шею. - Я устала слушать твою болтовню, хотя тебе, судя по всему, нравится звук собственного голоса.
Её голос хриплый, почти рычащий, совсем не похож на человеческий. Точка невозврата пройдена, Малия дала волю зверю внутри себя.
- А сколько раз купили тебя, Айзек? В тебе есть хоть что-то своё, не навязанное кем-либо? Постой, конечно, есть! Этот жалкий забитый мальчик в холодильнике, который так боялся своего забудылгу-папочку! Вот, кто ты Айзек! Говоришь мне, что я боюсь стать не нужноq, а ты сам? Ты же сказал, что мы похожи! Тебе самому нужен кто-то, кто будет направлять тебя. Дерек, Скотт, Крис, теперь вот Кейт и Кодама. Твоя попытка жить самостоятельно закончилась тем, что тебя убили. Так что оставь свои мыслишки при себе и не учи меня жить!
Малия прикоснулась к рассеченной брови после удара, испачкав кончики пальцев и облизала.
- Твоя кровь такая же на вкус, как и моя. Ты ни чем не лучше. Так что, ты либо дашь мне, что я прошу, либо этот разговор закончен! - Она наклонилась ещё ниже, к самому уху, едва касаясь губами кожи. И не было в этом жесте ничего соблазнительного - одна лишь животная агрессия.
You'll never know the psychopath sitting next to you
You'll never know the murderer sitting next to you
You'll think how'd I get here sitting next to you?
But after all I've said, please don't forget

+1

19

Эмоции - странная вещь, которые можно трактовать совершенно по-разному, как тебе выгодно и принимать те, что выгодны тебе. Для кого-то гнев может показаться защитной реакцией на определенные действия или слова, для кого-то может стать обидой, а для кого-то вызвать гнев в ответ. Айзеку же был близок первый вариант, он считал, что таким образом девушка пытается защититься, отогнать от себя ужасающие мысли о том, что этот парень может быть прав. Именно по этой причине он спокойно ухмылялся, наблюдая за Малией и считая, что идёт к успеху. Его не плохо под натаскали в этом деле, да и опыт прошлых лет тоже давал о себе знать. Именно по этой причине, он не делает абсолютно ничего, когда Малия распускает свои руки и рычит на него во всю. Подвал накрывает эхом его смеха, который становился всё громче и прервался лишь для того, чтобы парень сплюнул на пол кровь, дабы не захлебнуться. Со стороны могло показаться, что ему и вовсе понесло крышу от происходящего, но это было совершенно не так. Дальше ехать его крыши просто уже было некуда. Этот смех был издевательством над Малией, правдой над его словами и победителем над ситуацией. Она готова убить его здесь и сейчас, готова подтвердить всё то, что он сказал, но она снова этого не видела. Или не хотела видеть? Стоило выяснить и это, добить девушку окончательно. Подбирая в голове наиболее подходящий вариант, Айзек чувствовал холодное покрытие холодильника своей щекой и ждал подходящего момента, момента, чтобы дать отпор. Вот он, идеальный момент - Малия делает ошибку и наклоняется к его уху, сокращая расстояние между ними и давая берсерку возможность оттянуть ту за волосы от себя, ослабляя хватку с шеи. Он тянет на столько сильно, что несколько её волос точно останется в его руке, но об этом он узнает позже, когда всё закончится. А сейчас, Айзек стоял уже спиной к проклятому холодильнику и обхватив обеими руками Малию, заключив руки в замок за её спиной, смотрел на неё и всё так же ухмылялся, ощущая как собственная кровь стекает по его лицу. Её руки остались прижаты к собственному телу, можно сказать сейчас она находилась в объятиях смерти. Айзек пытался поймать её взгляд, усмирить её и поэтому сжимал свои руки чуть сильнее, сужая расстояние между ними и её телом. - Посмотри на меня, Малия. Посмотри! - тон его явно повышен, а последнее слово и вовсе сходит на крик, лишь бы обуздать дикий нрав койота и не дать ей вырваться. - Так значит это правда, что ты её убила? Спасибо, за полезную информацию. Но не надо искать иной смысл в моих словах. - он надменно улыбается и качает головой, продолжая держать её. - Мне не важно, похожи вы или нет. Я не знал пустынную волчицу. Я говорил о поддержке стаи, Малия. Почему ты не рассказала им? Неужто боялась, что они тебя не поймут? Не поддержат? Разве не на доверии держатся отношения стаи? Ты сама им не веришь, Малия. Признай уже, наконец, это. - голос его становится более спокойным. - Хочешь интересный факт со встречи на холме? Там убили Лори. Я убил Лори. Знаешь что делал твой Скотт? Ничего. Не боролся, не прислушивался и не защищал. Открой свои глаза, Малия.
Рядом с ним только боль и смерть, новые враги.
- он чуть приподнимает свои брови, прекрасно помня слова Малии о нём самом, которые не прошли мимо него. Где-то в глубине души он соглашался с ними и понимал, что она говорит правду. Некоторым и вправду нужен вожак и, возможно, они оба из их числа, но настало время это всё изменить. Настало тогда, когда Кейт оживила его и дала новую цель в жизни, тогда, когда показала мир с другой стороны, тогда, когда все оборотни в городе перестали иметь для него хоть какое-то значение. - Дело не в крови, Малия. - он ослабляет свою хватку, а потом и вовсе опускает руки. - Дело только вот здесь. - указательным пальцем он слегка касается  её виска и стучит им два раза, ожидая нового удара от койота.

+2

20

Боль - это ничто. Айзек не может сделать ей больнее сверх того, что и так разъедало душу. Она пытается вырваться из его хватки, скалит зубы от злости и совершенно - совершенно! - не хочет не то, что слушать, но даже смотреть на него. Но все же заглядывает в чужие глаза. Не потому, что он приказывает или держит так, что едва не ломаются кости. Да и честно говоря, она сама до конца не понимает, почему так честна с ним, ведь ему ничего не стоило обратить полученную информацию против неё же самой.
- Да, не поймут! Они не поймут! Скотт не поймет, потому что считает, будто бы выбор есть всегда. Но правда в том, что иногда есть только один выход! Я не хотела, слышишь, - голос срывается на рычащий крик, вместе с которым выплеснулось ещё много чего, по мимо злости и боли. Там была и горечь, и отчаянье, и капелька облегчения от того, что она может освободиться от тяжкого груза на сердце, - чтобы кто-то из них пострадал. Коррин бы никогда не остановилась! И она убила бы кого угодно, лишь бы получать своё! Ей плевать на мораль, у неё нет совести и в ней нет любви! Она едва не убила Стайлза! И существовал только один способ остановить её. Так что, да, я сделала это! И сделала бы снова! Потому что не бывает так, как хотел бы Скотт. Кто-то должен умереть, а кто-то должен запачкать свои руки в крови!
Она судорожно дышит, хватая ртом воздух, ощущая как быстро бьется собственное сердце. Чужое же сердцебиение не в пример гораздо спокойнее, чем её. Слова Айзека словно пощечина, обидная, жестокая, полная унижения. Тейт показалось, что все за, что она так боролась и так отстаивала сегодня, просто потеряло всякий смысл. Кровь отхлынула от лица и если бы не руки берсерка, которые удерживали, то она точно бы рухнула вниз. Это была хуже всех ударов, которые ей довелось принять сегодня.
Ведь это же не могло быть правдой?
Времени совладать с собственными эмоциями нет, да и лишнее это сейчас. Лейхи, кажется, достиг своей цели. Неужели, она ошиблась в Макколле, выбрав его когда-то своим альфой, своим вожаком, своим лидером? Девушка отшатнулась в сторону, стоило парню выпустить её из своей хватки. Она обернулась к нему спиной и сделала несколько шагов вперед. Её качало из стороны в сторону, словно она жутко напилась и была не в состоянии стоять на собственных ногах.
Это же не правда, нет?
- Ты врешь, - тихим и слабым голосом проговорила Малия, - он не мог... Он бы защитил Лори. Он бы не позволил ей умереть.
Ведь это же ты!
- Тейт крепко зажмурилась, скривившись и прижав к ушам кулаки на миг. - Ты убил её, он ведь не мог ничего сделать. Ведь это было так?...
Она пыталась внушить себе, что берсерку верить нельзя, что он просто переворачивает факты так, как ему удобно, лишь бы воздействовать на неё и добиться своей цели. Пыталась заставить себя продолжать бороться, но у неё просто не находились силы для этого. Все эти факты, сплетающиеся воедино заставляли не просто сомневаться, а всерьез задуматься. Малия ещё никогда не испытывала подобного чувства до сих пор, а теперь ей выбили почву из-под ног, отправив в свободное падение. И она летела вниз с бешенной скоростью, не в силах прекратить все это.
Девушка прислонилась плечом к ближайшему ребру полки и сползла вниз, прижимая руки к ушам, отчаянно отгораживаясь от реальности. Быть животным куда проще и куда честнее, в разы. Одно дело убить женщину, нет, монстра, которого не способно остановить что-либо. Но позволить погибнуть невинной школьнице? Малия разочаровалась в людях и в тех, кого называла своими друзьями. Она отчаянно замотала головой, продолжая крепко жмуриться.
- Ложь! Это все ложь! - Затем резко вскочила на ноги и бросилась к Айзеку, толкнув его в грудь руками. - Ты - лживый ублюдок, ты пытаешься настроить меня против него! Это ты виноват! Во всем только ты виноват! Я убью тебя, слышишь! Я убью тебя! - Силуэт парня расплывается перед глазами, она едва различает его из-за слез, застилающих глаза. Стремится разорвать чужую плоть когтями в надежде, что это принесет её спасение. Что если она это сделает, то все это помутнение в голове просто исчезнет.

+1

21

Айзек вновь молчал, упиваясь чувством победы, что теплом разливалось по его организму. Но нельзя сказать, что он был счастлив от этого, вовсе нет, но его эго явно ликовало сегодня, доставляя парню эстетическое удовольствие. Фальшивое удовольствие, если быть точным. Еле слышный, для него самого, отголосок из прошлого пытался достучаться до извращенного разума, что это ему чуждо, что он так не поступал, но так и теряется где-то на середине пути, не дойдя до главного отдела. Айзек потерялся сам в себе и теперь за это страдали другие, даже те, кто совсем косвенно относился к его жизни, такие, как Малия. Его улыбка пропадает с лица, когда девушка вместо очередного удара, отходит в сторону чуть качаясь. На мгновение им овладевает тревога и он чуть опускает своё лицо, наблюдая за ней исподлобья. Ему хочется ликовать, хочется выделить несколько слов из её фразы и вновь сказать, что он был прав. Как ни крути, но он этого не делает, давая девушке отдышаться и хоть немного прийти в себя. Ему не нужно было, чтобы койот окончательно свихнулась с катушек, не нужно было, чтобы в истерике побежала расправляться со стаей Скотта. Все лишние эмоции здесь были ни к чему. Да, с диким нравом Малии сложно справиться, это факт, но пойти ему в обход можно, давая девушке выпустить пар здесь, а уйти уже с холодной головой. А он сможет вытерпеть всё. Айзек делает еле заметный рывок вперед, когда Малия пошла в его сторону, но останавливает себя, зажав пальцами посильнее ребристую поверхность холодильника. На несколько секунд он дал себе слабость и хотел подхватить её, но промытая голова Айзека упорно твердила "стой на месте". И он стоял. Терпеливо дожидаясь, когда девушка сама доковыляет до него, когда пройдёт все свои внутренние барьеры и вновь сможет выдавить из себя разъедающие её слова. И он дождался.  Откачиваясь чуть назад, от её удара, он спокойно смотрит на неё, не улыбаясь, но и без тревоги, с мертвецким безразличием в глазах. Айзек чуть горбится, чтобы заглянуть ей в лицо и ему хватает наглости, чтобы протереть своей ладонью с её щеки слезы. - Если я вру,
тогда почему ты сейчас плачешь?
- его вкрадчивый голос звучит спокойно, без лишних эмоциональных контрастов. Он смотрит на неё несколько секунд, пытаясь определиться, как лучше сейчас действовать и чем руководствоваться. Он не ожидал такой реакции, но и уйти на самом пике не мог, такой шанс бывает один на миллион и он знал об этом. Айзек отталкивается руками от холодильника и, словно куклу, берет Малию руками за талию и сажает на него, сам же подходит в плотную и убирает с лица упавшую прядь волос. - Правда -
это всегда страшно. Вспомни, как тебе было страшно, когда ты узнала о тайнах своей жизни. Похож ли этот страх? Я не вру, Малия.
- он кладёт свою руку поверх её. - Ты всегда можешь всё узнать у своей стаи и я это прекрасно знаю, но сегодня, ты смогла понять то,
о чем я говорил.
- он чуть вскидывает свои брови. - Кто-то в вашей стае всегда должен марать свои руки, но только не он. - Айзек поднимает свою другую руку, желая протереть оставшиеся капли слёз на её щеке, но останавливает её в паре сантиметрах, так и держа на весу. - Я виновен в их смерти, ведь это я нанёс удар своим топором. Жалею ли я об этом? Нет. Считаю ли виновными твою стаю? Определенно. Я бы мог рассказать тебе немного больше о Лори, но, в силу того, что она мертва, подтверждения моим словам не будет и ты вновь подумаешь, что я тебе лгу. - он вздыхает, понимая, что не может рассказать ей правду о Талботах, но тогда он выдаст Бретта. Палка о двух концах. Он видит, как она замучена и устала, как его правда влияет на неё и поэтому, улыбнувшись уголками губ и заглядывая ей в глаза, вновь обращается. - Сегодня был трудный вечер и нам обоим стоит отдохнуть, не находишь? - он наклоняет голову чуть в бок, вопросительно глядя на Малию.

+1

22

Что она может сказать? Малия уже так устала искать правду и ложь в чужих слова, копаться в собственном разуме и сомневаться. Девушка вяло крутит головой, пытаясь отмахнуться от прикосновений рук Айзека, когда он вытирает влагу с щек. Он трогает её так, словно его действительно беспокоит чужое состояние, словно он заботится о ней. И десять минут назад они не причиняли друг другу боль, и Лейхи не запирал Тейт в старом холодильнике, не душил собственной рукой. А она не пыталась его избить до полусмерти. Будто они не враги больше, не стоят по разные стороны баррикад. Малия поддается этой иллюзии, потому что она морально опустошена - её душа выпотрошена и вывернута наружу - она не знает, чего сейчас хочет больше. Все эти разговоры лживые, но где же тогда правда? Оборотень позволяет усадить себя на холодильник. Девушка не решается поднять глаза на берсерка, взамен она рассматривает чужие пальцы, накрывшие её руку и ощущает чужое тепло. На мгновение Малия и сама сжимает чужую ладонь, а после быстро отстраняется.
Айзеку хотя бы хватает смелости взять ответственность за то, что он сделал.
Она прерывисто выдыхает и поднимает глаза на Лейхи.
- Кто-то? Кто? Стайлз? Лидия? Может быть, Лиам? Они не убийцы. Никто из них не способен забрать жизнь. Знаешь, я и правда чертовски устала.
У Малии не осталось сил потому что не осталось понимания за что она на самом деле боролась до сих пор. И что ей делать со всеми этими мыслями, которые уже просто не помещались внутри черепной коробки - не ясно. Пойти с этим всем к стае, рассказать о встрече с Айзеком. Позволить друзьям переубедить её и избавить от сомнений, которых слишком много. И все начнется сначала. Нет, отделить правду она должна сама. Сама решить, что для неё важнее. Сама выбрать сторону. Сама расставить точки между словами. Эта встреча не та, которую хотелось бы обсудить с кем-то. Она оказалась слишком личной, чтобы делиться этим с кем-то. Возможно, сам Айзек придерживается иного мнения - Малия ему достаточно наговорила в те моменты, когда больше не способна была молчать. Тейт почти уверена, что он слово в слово передаст этот разговор Кейт Арджент. А та уже сумеет распорядиться полученной информацией с выгодой для себя, но Малие плевать - пусть её просто оставят в покое. Она чертовски устала и хочет спать. И оказаться далеко-далеко от Бикон Хиллс, в какой-нибудь уютной парижской квартирке, из окна которой можно увидеть Эйфелеву башню. Почему-то казалось, что во Франции не будет этих проблем, там она сможет просто жить, не сражаясь за свои или чужие идеалы, не искать в каждом встречном человеке врага, не продумывать планы по спасению мира. Она просто хочет жить. Проклятый город зажал её внутри себя, не позволяя вырваться на свободу. Вот она та самая истина. Это как клеймо, которое всегда возвращает обратно, как бы не стремился убежать от него. Прямое доказательство - Айзек Лейхи. Он уехал, но вернулся обратно и ради чего?
- Если бы у тебя была возможность вернуться в прошлое, ты бы не стал сюда возвращаться? - Малия чуть откидывает голову назад, заглядывая в чужие глаза. Только сейчас она замечает, какого красивого они цвета: голубые, абсолютно чистые и светлые, настоящие, в них нет звериного отблеска, как у неё. - Только ответь мне как Айзек Лейхи. А не как то существо, которого воскресила Кейт Арджент. Я хочу услышать, что ты думаешь на самом деле, а не то, в чем тебя убедил кто-то другой. Зная то, что ты знаешь сейчас -
ты бы вернулся в Бикон Хиллс? Ты бы хотел пережить все это снова?

"Неужели ты и правда доволен тем, что с тобой стало?"
Тейт казалось, что она имеет право спросить это, раз они негласно объявили перемирие. Может хватит уже всех этих разговоров, которые сдавливали виски и пошатнули равновесие. Девушка абсолютно не чувствовала в себе сил и предстоящее путешествие до собственной машины представлялось невозможной миссией. Было бы лучше, если бы парень ушел отсюда первым и не видел бы того, как она собирает жалкие остатки энергии в кулак и заставляет себя двигаться.

+1

23

Айзек видит, как Малия опустошена, но даже в таком состоянии она пытается стоять на своём до конца. Это и нравится, и напрягает его одновременно. Любой другой давно бы уже сдался и перестал отстаивать своё мнение, но только не она. В принципе, ничего другого от Хейл он и не ожидал. Они ведь все были такими, на сколько помнил Айзек. Её вопросы же наоборот, немного удивляют его, от чего он немного хмурит свои брови и удивленно заглядывает ей в глаза. - Ты это сейчас серьезно? - в какой-то степени он даже возмущен от того, на сколько были закрыты её глаза. Что же, сейчас Айзек постарается их открыть. - У Стайлза на руках кровь, пусть из-за Ногицунэ, но она есть. Лидия обладает мощнейшим даром и своим одним криком может уничтожить человека. Ещё не известно, успела ли она кого-то убить. Лиам? Тот молодой бета? Я слышал о нём, как и слышал о его приступах ярости. Как долго вы ещё сможете сдерживать его? А вдруг кого-то из вас не будет рядом, что тогда? - самое время, поднять бы свой тон, но он не делает этого. Айзек понимает, что лишь говоря спокойно, можно докричаться сейчас до Малии, слишком ужасным было её состояние сейчас. Только и на этом он не останавливается, надо поставить точку в его мысли, чтобы девушке не было к чему придраться и подкопаться. - Но за Скоттом такого не наблюдается и ты прекрасно это знаешь сама. - он тычет её указательным пальцем в плечо, чуть толкая её, но не со всей силы, чтобы ненароком не уронить её. Малия нужна была ему в сознании, пусть и шатком, но в сознании, чтобы могла выслушивать его изречения и могла говорить. Пусть и не много, но говорить. Её вопрос становится для него огромной неожиданностью, Айзек даже меняется в лице и выдерживает паузу для собственных размышлений. Чтобы он сейчас не сказал, скорее всего, она воспримет это за вранье или что-то ещё. Но если так, то зачем было задавать такие вопросы? Может она действительно захотела узнать об этом без какого-либо подвоха? Он сомневается, но всё же решается ответить. - Я бы вернулся. - он кивает головой в подтверждение своим словам. - Мы всегда возвращаемся, это наша сущность. - добавляет Айзек, решая скрыть истинную причину. Конечно бы он вернулся, даже если бы его не воскресили, он бы всё равно вернулся. А причиной тому была Эллисон и всегда ею останется. Слишком она была дорога его сердцу когда-то. Айзек бы никогда не простил себя, если бы отказал Крису в помощи с ней, если бы бросил после воскрешения в этом городе одну. Да, черт возьми, он бы возвращался из-за неё и не важно, какие бы последствия его ожидали. Такой был Айзек, прошлый Айзек, канувший в лету. Сейчас он даже радовался тому, что не было больше этих глупой привязанности к знакомым, делавшая его слабее. Сейчас он чувствовал себя полноценным, не зависящим ни от кого и имевшим свободу действий. Это чувство было бесценно. Нет лишних переживаний, волнений. Нет ничего, что его бы действительно беспокоило, кроме себя самого. Да, у него была ещё и цель, поставленная Кейт Арджент, но это скорее служило для него дополнительным смыслом жизни. Ни больше, ни меньше. - Пожалуй, тебе надо отдохнуть. - замечает Айзек и, подойдя в плотную к холодильнику, берет Малию на руки, попутно выключая свет и поднимаясь наверх. Он посеял в ней семя сомнений, основанное лишь на голых фактах, извращенных, но фактах. Все закрывали на это глаза, ведь им было удобно так делать, удобно следовать за Скоттом и мнить себя защитниками города, оправдывая этим все свои действия, не принимая близко к сердцу, когда умирают мало знакомые люди.
Айзек оставляет в доме так, как было до их ухода, единственное, что он не сделал, так это не положил ключ на место, под камень. Себя он убеждал, что делать это с койотом на руках не совсем удобно, на самом же деле, она тоже, не сильно, но повлияла на него, напомнив о былой жизни. Он чувствовал, как отголосок прошлого пытался вызвать тоску, шкребя его душу, но не беспокоился об этом, потому что всячески пытался заглушить это чувство и оно пройдёт, чуть позже, правда, но пройдёт. Берсерк оставляет Малию на переднем сидении её автомобиля, взглянув напоследок в её глаза. - Захочешь поговорить, ты знаешь, как меня найти. - после чего захлопывает дверцу машины и удаляется в неизвестном направлении. Он отошёл на достаточное расстояние от дома, прежде, чем набросал Кейт маленькое сообщение:

21:16
Всё сработало. ✓


Да, он не оставил ей ни номера телефона, ни адреса, но дал нечто большее, подсказку, когда рассказывал ей о своем прошлом. И только глупец не сможет догадаться, что найти его можно будет на могиле отца.

+1


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » Личные эпизоды » But you're not someone I can hold


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC