Sid Kolfree

Stiles Stilinski

Theo Raeken

Teen Wolf: The battle with the Death

Объявление


Таймлайн: после 6"а",

октябрь-ноябрь 2017 года;

полнолуние: 5 октября; 4 ноября.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



What the fox say

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

What the fox say
http://funkyimg.com/i/2yEZt.gifhttp://funkyimg.com/i/2yEZs.gifhttp://funkyimg.com/i/2yEZv.gifhttp://funkyimg.com/i/2yEZq.gifhttp://funkyimg.com/i/2yEZr.gifhttp://funkyimg.com/i/2yEZu.gif

Участники:
Сид, Дениз, Джек, Хейден, Лиам, Эллисон 

Дата, время и место:
15 октября, парк БХ, ближе к 13 часам дня

Погода:
солнечно, но прохладно

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Сид замечает спящий дух Кицунэ в Дениз и, для создания хаоса, решает пробудить его в общественном месте. Попутно желая в будущем иметь сторонницу Кицунэ.

+4

2

Сид всё больше убеждался в том, что на одних лишь словах нельзя построить новый мир, надо принимать серьезные меры, а иногда и кровавые. Жаль, что сестра не понимала этого, что не разделяла взгляды на его планы, наивно полагая, что сможет всё решить мирным путём. Бред. Даже посмотрев один час новостей по телевизору можно было понять, что словам никто не верит, что они остаются лишь словами и не имеют никакого веса. А вот если у тебя за спиной есть кровавый мешочек от которого так и несёт смертью, к твоим словам моментально начинают прислушиваться, более того, тебя начинают воспринимать в серьез. А именно этого и хотел Сид. Да, он мог ходить от стаи к стае, говорить им воодушевляющие речи и о том, что он хранитель Неметона, что они должны слушать его, делать обряды и жертвоприношения, но кто станет слушать незнакомца? Большинство бы и вовсе не поверило в его слова, а вторая половина резко бы ответила отказом со словами "нам такого счастья не надо". Так почему он должен унижаться перед этими недалёкими людишками и оборотнями, которые и свою историю прошлого-то плохо знают. Пустая трата времени, а так же унижение. Нет, больше он не позволит унижать себя и ни во что не ставить. Проснувшись, Сид обрел нечто большее, чем было у него ранее, он стал мстительным духом, как говорят в народе, и успешно собирал себе приспешников, что выполняли бы всю грязную работу за него и добавляли ему сил. Но и их Сиду было мало. Желая, узнать как можно больше о населявших Бикон Хиллс существах, в свободное время он проводил в библиотеке за чтивом древних архивов, а однажды и вовсе ему удалось пробраться в полицейский участок, к их незакрытым делам, которые выглядели довольно странно, но неосведомленные люди списывали всё на странное стечение обстоятельств или же нападение дикого зверя. Дураки. Слепые самодовольные дураки, которые не в силах разглядеть происходящее прямо у них под носом, но, благодаря Джерарду, он сможет это исправить и изменить эти дурацкие устои в этом чертовом городе. Именно в архивах полицейского участка он и наткнулся на интересную семью, к которой не раз обращалась полиция и вокруг которой было множество тайн. Лишь осведомленный про сверхъестественный мир мог сразу сказать - эта семья оборотней. Оставалось выяснить лишь каких. Подменившись на работе, он отправился вновь в подвалы библиотеки, пытаясь состроить генеалогическое древо этой семьи. Выходило в начале паршиво, ведь все документы про умершего старика упирались в этот город и растворялись в нём. Что-то было не так, будто кто-то хотел скрыть что-то и Сиду следовало выяснить что именно. Бросив свои зарисовки на пол пути, он решает заняться умершей супругой, с которой всё было более менее ясно, пока в одних из записей не мелькнуло имя Изуми Танака. Эта находка сильно обрадовала кодаму и он начал рыть информацию и про неё, не забывая и про интернет, в котором больше половины информации было сплошным враньем, но еле как он мог фильтровать нужную ему информацию. На дисплее телефона всплывает старое фото и Кодама расплывается в улыбке, доставая напечатанную фотографию мужчины в архиве. Прикладывает экран и фото друг к другу, дабы сверить, действительно ли там изображен один и тот же человек. Кицунэ. Ведь именно этот вид мог на долго сохранять свой молодой вид, существуя тысячелетиями. Их он любил и всегда считал, что этот вид оборотней близок к самим Кодамам как никто другой. К сожалению, ему не удалось установить место положения этой женщины, зато наткнулся на нечто более интересное - информацию о внуках умершей пары. Мальчик и девочка. Стоило проверить их, ведь в случае, если кто-то из них Кицунэ, промывать мозги молодым куда легче, чем многолетней лисичке. Сид не стал вырывать страницы из архивов, не стал их фотографировать или делать записи - всё это было ему не нужно, ведь одну из них он уже встречал как-то в парке, проходящей мимо, а парня просто на просто запомнил. Тогда у него что-то кольнуло внутри, но он был слишком занят другой своей жертвой, чтобы отвлекаться. Сид лишь делал ставку на то, что эта девушка ходит через парк довольно часто, а потому направился именно туда. Добравшись, кодама начал выискивать её по парку, понимая, что шанс на успех довольно мал, ведь сегодня воскресенье, а школьники в этот день отдыхают. Злость начинала охватывать его тело, шаг становился чуть быстрее, а лицо было недовольным. Он готов был уже идти искать её по городу, как об кого-то столкнулся и резко остановился. - Смотри куда идешь. - его взгляд скользит чуть вниз на лицо своего всплывшего препятствия и моментально меняется в лице, ухмыляется и еле сдерживает смех безумца. - Бывает же такое. - смешки всё же проскальзывают и он не веря своим глазам качает головой. Перед ним стояла та самая девушка, на поиски которой он потратил столько часов, судьба, не иначе. Не давая девушке опомниться, он кладёт ей свою раскрытую ладонь на лоб, чуть нажимая подушечками пальцев и быстро начинает читать заклинание на древнем кельтском языке, а когда заканчивает, убирает свою руку и самодовольно улыбается. - Тебе пора проснуться, Кицунэ. - после чего делает шаг назад и лицезрит то, что ему удалось пробудить в ней. - Ты долго спала, пора размять свои косточки. Я найду тебя, когда ты наиграешься вдоволь. - Сид не знал, какой именно вид Кицунэ спал в Дениз, а потому не знал, чего конкретно можно было от неё ожидать. Отдав честь двумя пальцами от виска, он подмигнул ей и растворился в толпе людей, которые пока ещё не замечали происходящего. Пусть Кицунэ выпустит пар, а уже после, Сид завербует её к себе. Ещё один удачный день в копилку "безудержных деньков в Бикон Хиллс".

+5

3

Иногда Дениз начинает казаться, что её бабушка в глубине души мечтала стать писателем. Ну или, по крайней мере, была до жути помешана на мифологии, потому что некоторые дневники были испещрены таким количеством небылиц, что невольно бросало в дрожь. Оборотни, какие-то существа, обвешанные костями, друиды с их пространными ритуалами - всё это напоминало несусветный бред, похожий на разработку книги в жанре фэнтези. Удивительно ли, что именно такие дневники увлекали больше всего?
     Конечно, множество рецептов настоев трав для лечения простуды и подобных банальных заболеваний - тоже довольно интересная тема, но ими перед сном вряд ли будешь зачитываться настолько, чтобы уснуть в обнимку с толстой потрепанной книгой для записей. Легенды в этом плане были куда более занимательными, да и после их чтения сны были более красочными и оживленными. По этой причине Денни души не чаяла именно в таких фэнтезийных дневниках Эмбер Эпплбаум и постоянно зачитывалась ими до такой степени, что порой попросту выпадала из реальности. Это очень раздражало Оливера, потому что стоило Дениз спуститься на кухню с дневником в руках, как после неё комната выглядела так, будто по ней прошло войско берсерков - всё, что попадалось на пути, было самым безжалостным образом обрушена, а сама Денни этого даже не замечала и потому удивленно округляла глаза, когда брат гнал её прибираться. Как же так? Весь этот бардак не её рук дело: сам всё засвинячил - сам и прибирай.
     Наверное, как раз из-за таких бытовых стычек Дениз начала в выходные дни чаще выбираться на улицу, чтобы избегать домашних скандалов. Забиться в укромный угол в парке с дневников в руках и парой хот-догов в шуршащем целлофановом пакете было прекрасно. Шум? Дениз его даже не замечала - так была погружена в чтение. Иногда она даже на ходу читала, не замечая порой, что невольно сталкивается с людьми, задевая их плечами. Люди не обижались, считая, видимо, что на их пути просто попалась ботаничка, одержимая учебой, а если и обижались, то с ними всё равно было проще договориться, чем с нравным братом.
     Это воскресение она намеревалась провести точно так же - наведаться парк, усесться на своей любимой скамейке в более-менее уединенном месте и позволить себе вдоволь начитаться немыслимых историй, которые так не любил Оливер. Впрочем, интерес слишком велик, поэтому Дениз решает начать читать прямо на ходу, уткнувшись носом в книгу, словно всамделишный книжный червь. Она не видит и не слышит никого вокруг, полностью погруженная в историю о каких-то греческих друидах, проводивших обряды, когда понимает, что в очередной раз чуть не сшибла кого-то с ног.
      - Простите, я не специально, - с легкой дружелюбной улыбкой извиняется она на автомате перед мужчиной и хочет вернуться обратно к интересной истории, но что-то её останавливает. Наверное, как раз взгляд незнакомца, от которого ей становится слегка не по себе. Она только собирается спросить всё ли в порядке, когда мужчина кладет ей руку на лоб и внутри словно что-то переклинивает, будто кто-то всовывает палку между привычно работающих шестеренок, заставляя внутренний механизм застыть в гневном молчании. Мысли в голове путаются, словно после сильного удара под дых и Дениз кажется, будто сотни маленьких демонят, выскочивших из темных закутков сознания, развлекаются в тесной комнатушке черепной коробки, с удовольствием переворачивая всё с ног на голову.
     В душе у каждого человека есть сотни закрытых дверей, ключи от которых отданы самым разным людям, сыгравшим важную роль в жизни человека. За одной, похожей на дверь в студенческом общежитии, хранятся воспоминания и чувства о первом предательстве, когда обнаруживаешь своего парня в одной постели с лучшей подругой. За другой, так удивительно похожей на дверь кухни, таятся ужасы семейных ссор родителей, от которых ребенок старается сбежать, забившись в угол и закрыв уши, чтобы не слышать звон бьющейся посуды.
     В душе Дениз таких дверей было не меньше и не больше, чем у любого другого человека. Ключи от них хранились у всех её знакомых. У отца, матери, брата, покойной бабушки, подруг из школы, учителя из балетной студии, даже у маленькой Мэри - подруги детства. Однако была в душе и ещё одна дверь, резко выделяющаяся на фоне остальных - решетка из темного дерева, обтянутая тонкой рисовой бумагой, казалось, не могла хранить за собой ничего - слишком хлипкая, однако она никогда не открывалась. Никогда, до тех пор, пока какой-то странный человек не подобрал к ней ключ странными словами на незнакомом языке.
     Её губы растягиваются в кривой усмешке, столь не свойственной Дениз, а глаза хитро щурятся, когда дверь открывается и выпускает из плена то, что так давно дремало в полной темноте. Это нечто потягивается после сна, разминает затекшие руки и ноги и наполняет тело Денни, отдаваясь легким покалыванием в кончиках пальцев.
     Этот человек, подаривший свободу, найдет её, когда юная лиса вдоволь наиграется? Девушка отвечает звучным фырканьем и чуть склоняет голову набок. Ей настолько не терпиться что-нибудь учинить, что, кажется, даже пятки чешутся, а пальцы, уронившие старый потрепанный дневник на землю, жадно перебирают невесомый воздух.
     Лисы - трикстеры, они любят шутки, любят обман и проказы. Лисы хитрые и самодовольные, они заносчиво фыркают в лицо обидчиком и в голове уже придумывают сотни проказ, чтобы сполна отыграться за то, что над ними посмеялись, особенно те лисы, которые не принадлежат материальному миру. Что первым приходит в голову, когда речь заходит о призраках и полтергейстах? Летающая по комнате посуда? Зловещий смех из темных углов комнаты и холодные прикосновения к коже? Говорят, что привидений не существует, но вот лисы, способные становиться неуловимыми призраками есть точно.
     Девушка разворачивается на пятках, покачиваясь от нетерпения и разливающегося по венам азарта и прикидывает, что такого можно учинить. Пожалуй, стоит начать с чего-нибудь легкого, что напугает людей, но не настолько, что они рванут прочь, превратив городской парк в безлюдную пустошь. Да, сначала нужно просто немного пошутить, прежде чем переходить к основательным диверсиям.
     Лисичка двигается плавно, быстро, но вместе с тем неспешно, словно бы чуточку лениво. Сгребает с ближайшей лавочки женскую сумочку и, довольно хихикая, кидает её в корзинку к проезжающему мимо велосипедисту. Проходит пара мгновений, прежде чем женщина на каблуках замечает, что её обокрали и пускается вдогонку за вором, заливаясь бранью и смешно ковыляя на высоких шатких каблуках. Лисица от этого зрелища заливается громким смехом и хватается за живот. Забавно, но этого мало.
     Она идет по парку, ероша волосы снующим мимо детям, отчего те удивленно таращатся в пустоту, почувствовав невесомое прикосновение несуществующего ветра, щиплет за руки попадающихся на пути людей, заставляя их недоуменно оглядываться по сторонам, а затем громко хохочет, запрокинув голову, когда тянет какого-то незадачливого романтика, решившего пофлиртовать с девушкой, за капюшон и роняет на земле.
     Ощущение веселья и осознание полной безнаказанности пьянит не хуже вина, лисице смешно оттого, что парень бубнит под нос нецензурные ругательства, а девушка рядом звонко хохочет от столь неуклюжего ухажера. Лиса вторит ей собственным смехом и, размахнувшись, бьет пятерней по ягодицам проходящей мимо девушки, упиваясь тем, как расширяются её глаза от недоумения. Лисица легко скачет по асфальтовой дорожке и замирает рядом с внушительного вида парнем, чьи массивные плечи выдают любителя бодибилдинга. Он с серьезным видом копошится в своем телефоне, смешно выпячивая нижнюю губу.
      - Бу! - звонко произносит девушка, появляясь из ниоткуда и такой, казалось бы, брутальный парень пугается, икает, словно маленький ребенок и едва не валится со скамейки, хватаясь за сердце. Он хочет отчитать негодницу, только вот отчитывать совершенно некого, потому что девушка уже успела раствориться в воздухе.
     Призраки - создания достаточно веселые, однако чувство юмора у них весьма своеобразное. Призраки же родом из далекой страны восходящего солнца и того хуже. Лисица оборачивается и смотрит на людей в парке, слышит ругань женщины, которая догнала похитителя своей сумки, и его недоуменное мычание в ответ на вопросы о том, как же чужая сумка оказалась в корзинке. Как дети, едва не плача, уверяют родителей в том, что их кто-то потрепал по голове, хотя рядом никого не было, взрослые же лишь отмахиваюся от подобных глупостей. По их мнению, в мире нет ничего сверхъестественого и наверняка это был просто порыв ветра. Угу, как бы не так, глупые людишки.
     Утренние шалости, первые после длительного сна, очень веселят, впрочем, этого юной лисице мало и, кажется, пора переходить к более решительным действиям.

+6

4

Выходные дни могли бы быть чем-то особенным для Джека, если бы он в принципе занимался хоть чем-то всё остальное время. Будь то понедельник, среда или воскресенье - он забывали числа и названия дней недели, потому что не видел в них разницы. Для него выходной был обычным днем, который он проводил либо дома, либо выбираясь куда-то по своим делам. В колледже Шелтон не появлялся, наверное, со дня своего отъезда и не то чтобы сильно туда стремился. На данный момент его больше волновало его положение в городе и то, что ему вообще следует делать дальше.
Встреча с Сэм дала понять, что в старый дом ему пока дороги нет. Нет, он не собирался снова уезжать, но ему определенно нужно было дать Монро время на то, чтобы привыкнуть к его присутствию. А всё то, что произошло до и после их рандеву, недвусмысленно намекало на то, что в городе куда более небезопасно, чем он думал изначально. Джеку не стоило расслабляться и забывать о бдительности. Охотники всегда были его проблемой, но остальные твари, которыми кишел Бикон Хиллс могли доставить ещё больше хлопот. По крайне мере они были вполне способны на то, чтобы составить ему конкуренцию и, возможно, победить.
Но сегодня был выходной, время едва перевалило за полдень, а значит, все ночные твари спали, дожидаясь своего часа, чтобы выбраться из-под кровати и ухватить за пятку какого-нибудь мелкого смельчака, решившего высунуть её за пределы спасительного одеяла. Джек остановил машину на стоянке у супермаркета, находившегося прямо напротив городского парка. В это время здесь всегда было полно народу. Люди отдыхали после тяжелой рабочей недели, гуляли с парами и детьми, стараясь ухватить последние солнечные лучи, перед началом сезона дождей.
Наверное, он всё же выбрал не лучший день для покупок - да ладно, парень, сегодня все буквально стекаются в магазины, - но Шелтон не намеревался менять свои планы только потому, что кого-то ещё приспичило запастись полуфабрикатами и чистящими средствами. Джек решительно вошел в супермаркет, лавируя между посетителями к необходимым ему полкам. Раньше он никогда особо не занимался покупками для дома. Это была прерогатива девчонок или Альфы, которые лучше разбирались в том, что необходимо всей стае. Однако, самостоятельность накладывала на всякого ещё и некую долю ответственности. Шелтон, конечно, мог бы без труда прожить в захламленной квартире и питаться одними только сигаретами и благими мыслями, но ему этого категорически не хотелось. К тому же, у него закончился виски и кофе, а это уже было важной причиной, чтобы оторвать себя от кровати.
Собственно, эти два товара он и погрузил в корзину в первую очередь, после только набросав сверху всего по мелочи. Очередь к кассе вгоняла Джека в нечто среднее между бешенством и депрессией. За время, пока люди медленно выкладывали свои покупки из корзин, а продавцы меланхолично пробивали каждый товар, парень успел по несколько раз проклясть и себя, и магазин, и людей и выходные, которые все почему-то использовали для покупок. Дурацкая традиция, с утра отправляться в магазин за свежим пакетом молока и кленовым сиропом, а потом стоять в очереди до вечера. Шелтон искренне жалел о том, что в пределах супермаркета нельзя было курить.
Женщина за кассой подняла на него тусклые уставшие глаза, с пренебрежением попросив удостоверение, когда дело дошло до пары бутылок алкоголя и блока сигарет. Парень вздернул бровь, всем своим видом показывая: "разве я похож на малолетку?" Тем не менее, удостоверение протянул. Фальшивое, разумеется. С этим у него никогда не было проблем. А вот запрет на алкоголь до двадцати одного он считал огромной несправедливостью. У восемнадцатилетних тоже есть проблемы, которые было бы неплохо залить спиртным.
Из супермаркета Шелтон выходит морально уничтоженным. Наплыв посетителей, а в особенности пожилых ворчливых людей и крикливых мамочек буквально сводит его с ума. Джек сложил все покупки на задняя сидение автомобиля, но уезжать не спешил. После душного спертого воздуха магазина, пропитанного чужими кислыми духами и подгнившими овощами, ему хотелось подышать свежим воздухом, а не запираться в маленьком салоне машины.
Парень садится на капот, с наслаждением прикуривая сигарету, дым которой помогает выгнать из ноздрей приевшийся человеческий запах. День располагает к чему-то хорошему - к чему угодно, кроме шопинга, на самом деле, - так что Шелтон просто наблюдает за тем, как его проводят окружающие. Бикон Хиллс маленький город, поэтому он совершенно не удивляется, когда видит среди проходящих мимо знакомые лица. Часть из молодых людей он встречал ещё в колледже, но их имена запомнить так и не удосужился. Где-то посреди парковой аллеи мелькает лицо Дениз - девушки, с которой он попал в передрягу с участием вендиго. Та выглядит довольно мило, вот только донельзя мечтательно, так что Джек только тихо фыркает, когда та врезается в прохожего.
Однако, в следующее мгновение, что-то заставляет его напрячься, куда более пристально присмотреться к мужчине, который скрывается из виду так же быстро, как и появился. В воздухе появился стойкий запах озона, как бывает перед грозой, но едва ли дело было в изменении погоды - солнце светило всё так же ярко, а на небе не было ни единой тучи.
Джек смял сигарету в ладони, обжигая кожу. От девушки повеяло чем-то ещё, доныне незнакомым, чего точно не было при их прошлой встрече, а если и было, то не казалось настолько сильным и ярким. Шелтон подался вперед, на автомате ставя машину на сигнализацию, и забрасывая ключи обратно в карман. По парку прокатилось нечто... едва уловимое для обычного глаза, но более четкое для кого-то вроде него. Маленький ураган, который медленно, но уверенно набирал свою силу. Едва ли это можно было сравнить с чем-нибудь ещё.

+6

5

Бикон Хиллс никогда не был тем местом, где можно скрыться от многочисленных знакомых, если только добровольно не заточить себя в бункер. Большая деревня, если быть точным в подборе удачного описания этого чудесного места. Именно поэтому Ромеро предпочитала отсиживаться дома, появляясь в школе лишь из необходимости, продиктованной спокойствием собственной семьи. Последняя была единственной причиной, по которой Хейден все еще приходилось надевать на себя маску притворного дружелюбия и замазывать синяки от недосыпа под глазами с каким-то остервенелым упорством. И если бы не активная сестра, то девушка ни за что бы не оказалась сегодня в столь людном месте, возможно, впервые за последний месяц-другой.
- Всё в порядке, Лис, мне нужно… подготовиться к математике, - Уже прощаясь с жужжащей стайкой подруг сестры, Ромеро выдавливает из себя подобие убедительной улыбки. Сложно. Сложно быть тем, кем не являешься, даже ради высокой цели – уберечь собственную семью от проблем, которые нажила за последние полгода. Но, увы, никакая замануха не заставила бы Хейден сейчас отправиться в боулинг вместе с этим оплотом человечности, потому что близость полнолуния как нельзя далеко забрасывала от понятия human, даже если тело имеет обманчивую форму хрупкой старшеклассницы. – Я позвоню, когда доберусь, ладно? Повеселитесь там за меня, – Она видит недовольство сестры, но та привыкла, что нормальная Хейден ставит учебу впереди развлечений. Именно поэтому спустя минуту Ромеро уже быстро семенит на каблуках вдоль тротуара, надеясь, что за недолгий путь в сторону дома с ней не приключится ничего особенного. Это же Бикон Хиллс, детка.
Девушка поправляет поля черной шляпы и смотрит исключительно под ноги. Если бы существовал тотэм, защищающий от случайных встреч, Хейден обязательно бы надела его на шею, как зубок чеснока от вампиров. И этот внешний вид – вовсе не дань моде. Лишь жалкая попытка стать как можно более незаметной для любого, кто попытается разглядеть в ней старую добрую Хейд; теперь – самый страшный страх.
Впереди маячит парк, и Ромеро решает срезать путь к остановке, пересекая дорогу на другую сторону. Она достает из кармана телефон, чтобы выглядеть занятой хоть чем-то, но в итоге находит себя бесцельно шарящей по плавающему меню рабочего стола. Быстрей бы оказаться дома.
Момент между святой верой в то, что все кончится хорошо и жопное предчувствие полного пиздеца всегда подкрадывается незаметно. Хейден встревожено отрывает голову от девайса, поймав едва уловимый, но до боли знакомый запах в воздухе. И еще до того, как глаза находят первопричину – сердце пускается в неровный пляс, начиная стучать о ребра-клетку. Этот запах она бы не смогла спутать ни с каким другим. Там вдалеке виднеется силуэт Лиама Данбара, и если карма is a bitch, то сейчас самое время разразиться бурными аплодисментами.
Ухватив рваных вдох, Хейден резко замирает на месте, понимая, что этой встречи не должно быть. Как и многим другим в последнее время, но если быть честной, фигура Лиама по-прежнему стоит особняком в личном черном списке. По-прежнему отдает слишком большой опасностью потерять бдительность и ощутить хоть что-то, кроме разъедающей изнутри, но уже привычной немоты.
Осознав, что бежать особенно то и некуда, девушка решает остановиться у бордюра в тени какого-то дерева, и притвориться, что стояла здесь уже некоторое время. Возможно, Данбар перейдет на ту сторону аллеи, а может  и вовсе испарится по велению силы мысли. Но кроме наличия беспокоящего объекта, к воздуху примешивается нечто иное. Нечто, отдающее чем-то сверхъестественным, и обостренные рефлексы тут же запускают систему готовности к чем-то не шибко приятному. Эта перемена в атмосфере заставляет Хейден отойти от задумки с телефоном, и тревожно оглядеться по сторонам. Вокруг снуют какие-то люди, и все кажется вполне обычным, но что-то идет не так. Ромеро не может поймать за хвост это мелькающее в груди предчувствие. И как-то странно ежится, желая оказаться персонажем Роулинг, чтобы опробовать трансгрессию без предварительной подготовки. Если от неопытности разорвет на куски – было бы великолепно.
Тряхнув волосами, девушка все же прячет глаза. Она пытается убедить себя, что ощущение опасности  и тревоги напрямую связаны с хроническим недосыпом и наличием Лиама в зоне досягаемости. Что-то ненавязчиво подсказывало, что идея с боулингом, возможно, была не такой уж и дерьмовой на фоне столкновения лицом к лицу с тем, кто теперь, наверняка, ненавидел ее всем сердцем. Эта большая деревня однажды сведет Хейден с ума.

Отредактировано Hayden Romero (29-10-2017 14:49:17)

+4

6

Наблюдение? Серьезно? Лиам был возмущен до глубины души тем, что Скотт отправил его в это воскресенье понаблюдать за Эллисон. ЭЛЛИСОН, которую он до её воскрешение в глаза то не видел и знать не знал. Ну да, она была дочерью местного добряка-охотника, пусть встречалась когда-то со Скоттом, но наблюдать за ней именно ему? Она ведь наверняка знала о том, что он первый укушенный Скоттом человек, что его верный бета и просто хороший друг. И если вспомнить о том, что его предостерегали по поводу того, что Эллисон была отличной охотницей для своих лет, становилось только хуже. Быстрыми шагами он миновал одну улицу за другой, пытаясь уловить нужный ему запах и каждый раз с провалом закатывал глаза и томно вздыхал, ругая себя и, заодно, Скотта. Он просто не понимал, почему нельзя было отправить на это дело ту же Малию, которая в слежке была лучше их всех вместе взятых. К тому же, они уже были знакомы и, в случае непредвиденной ситуации, можно было легко придумать оправдание своим действиям. А он что? Что ему сказать, если Эллисон застанет его врасплох? На девяносто девять процентов из ста Лиам был абсолютно уверен в этом, а один процент оставлял на то, что в городе что-то произойдет. Всё же было ещё довольно рано для злодейских вылазок. Так он думал и на это надеялся. Отрывается Лиам от своего внутреннего недовольства лишь тогда, когда ощущает вокруг себя большое количество мимо проходящих людей и, поднимая голову, понимает - он в парке. Спешно достав свой телефон из карман джинс, оглядывается по сторонам и набирает Скотта, но женщина на другом конце навязчиво говорит ему, чтобы тот оставил голосовое сообщение или перезвонил позже. Ничего другого не остается и он записывает голосовое сообщение. - Скотт, я в парке, Эллисон нигде нет. - хочет добавить что-то ещё, но убирает трубку от уха и наживает "завершить вызов", чувствуя, как ярость медленно подступает к нему. Лишь бы снова не наговорить ему лишнего, сейчас и так было слишком много проблем и он не должен был стать плюс одной. Больше происходящего его беспокоил лишь Бретт, который не выходил на связь какой день, не приходил в школу и, даже, не появлялся на тренировках по лакроссу. Не похоже это было на него и невольно в голову закрадывались мысли о том, что что-то случилось. Лиам не хотел в это верить, придумывая оправдание Бретту. Небольшое облегчение давало то, что и его сестры в школе не наблюдалось так же. Списывая их временную пропажу на действия Сатоми во имя спасения собственной стаи, он прячет свои мысли в глубины сознания и продолжает двигаться по парку, как обычный прохожий, украдкой поглядывая по сторонам. С каждым его шагом зверь внутри начинал бушевать, царапать стенки души и пытаться выбраться наружу. В недоумении Лиам останавливает свой ход, прикладывает руку к груди и пытается отдышаться. Солнце, луна, истина. Солнце, луна, истина. Повторение этих слов часто спасали его и сейчас он надеялся на положительный эффект.Только вот зверь внутри не желал успокаиваться, чувствуя, как напряжение в воздухе растет и будто неведомая сила выходит на свет, чтобы явить себя этому миру. Растерянно мотая головой в разные стороны, он тщетно пытается найти источник раздражения, но ничего не находит, ощущая что-то знакомое и приятное его душе совсем где-то рядом. Хейден? Сжимая руки в кулак, он выпрямляется в полный рост и тяжело дышит, пытаясь найти девушку, угодной его сердцу. Вдох, выдох и на мгновение ему удаётся взять себя в руки, он находит взглядом свою бывшую девушку и быстрыми шагами сокращает между ними расстояние. Не было времени здороваться, не было времени говорить, как сильно он её любит до сих пор, единственное, что ему удается выдавить из себя: - Что-то назревает, Хейден, надо предупредить ребят. - кулаки всё ещё сжаты, но следов крови или когтей нет, Лиам из последних сил старается держать себя в руках, дабы не выпустить зверя в воскресенье в общественном месте. Остается лишь надеяться на то, что Хейден не усугубит своими словами и без того ужасную ситуацию.

+4

7

Внешний вид и инвентарь

http://s8.uploads.ru/4i0gI.gif http://sd.uploads.ru/X1w0f.gif
С собой: сумка с длинным ремнём, в которой ноутбук, блокнот с ручкой, наушники, кошелёк. В карманах куртки телефон, ключи от дома и складной нож.

С самого утра у Эллисон был выбор, как провести этот день. За подготовкой к завтрашнему учебному; за изучением множества материалов о сверхъестественном, что она «откопала» в интернете и кабинете отца, чтобы пополнить свои, пусть и «воскресшие» знания; за бесцельным прозябанием всё у того же ноутбука или телевизора да просмотром какого-то фильма. Охотница бы даже могла выбраться куда-то с друзьями, но уже когда берёт в руки мобильный и открывает список контактов, она понимает, что не знает, кому позвонить. Кого-то из этого списка она не готова увидеть. Другие, уверена Арджент, заняты и без того.
И, на самом деле, весёлая компания, прогулка по торговому центру или ланч в любимой кофейне – это не то, что ей нужно сегодня. Уже больше недели студентка предпочитает оставаться один на один со своими мыслями, чтобы «разложить» те по полочкам. Это её устраивает. Даже если и не находит одобрения у друзей. Желание Эллисон понять, каким образом она вернулась с того света, сильно как никогда. Уже вскоре после завтрака, поднимаясь в свою комнату, пока отец скрывается за прочной дверью кабинета, девушка начинает собираться. Она продолжит выяснять, как много пропустила не только из собственной жизни, но и после кончины, сегодня. Решает, что это можно сделать и на свежем воздухе. Остаётся только взять с собой ноутбук, заряженный на девяносто пять процентов, и наушники, чтобы никакие посторонние звуки не отвлекали.
Эллисон уже готова покинуть дом, когда, выглядывая в окно, замечает парня, «трущегося» у дерева через дорогу. Ничего необычного, решила бы она и продолжила собираться, если бы ни распознала в этом пареньке Лиама – бету Скотта, о существовании которого узнала не так давно.
Обычное совпадение, могла бы решить охотница даже сейчас, если бы ни понимала, что поблизости от её дома нет ничего, что могло так заинтересовать юного оборотня. Если, конечно, кто-нибудь из его друзей ни живёт по соседству от Арджентов. Наверняка она знать не может, ведь за то время, что «отсутствовала», изменилось многое. В том числе могли смениться и соседи. Брюнетка решает не проверять, насколько её выводы близки к реальности, и, чтобы не вести за собой «хвост», выходит на улицу через другую дверь – ведущую во двор. Закинув длинный чёрный ремень сумки себе на плечо, она минует как свой дом, так и череду остальных, каждый из которых приближает на шаг к парку.
Уже там, на желтеющей от осени территории, студентка устраивается на траве под одним из множества деревьев. Извлекает из сумки свой ноутбук, следом наушники и блокнот с ручкой. Младшая Арджент не уверена до конца, что именно ищет, и у неё есть время подумать, пока включается ноутбук. Он готов к работе уже через четыре минуты, когда девушка открывает браузер и утолять своё любопытство решает с поиска всевозможных статей об этом городе. Быть может, ей повезёт, и там, в старых статьях Эллисон ждёт какая-нибудь зацепка.
Мужской спокойный голос в её наушниках рассказывает об античном искусстве: так студентка решает совместить и подготовку к завтрашнему занятию, и поиски более важных ответов. И это ей, казалось бы, даже удаётся, пока аудиозапись ни перекрикивают голоса из парка. Это высокая женщина на каблуках, которые превращают её чуть ли ни в гиганта, и стоящая на протоптанной тропинке недалеко от Эллисон. Последняя прикрывает крышку ноутбука и откладывает наушники, прислушиваясь. Кажется, незнакомка обвиняет велосипедиста, с которым общается на повышенных тонах, в краже.
«Ничего удивительного», решает охотница, спуская ноутбук со своих колен на траву. Наблюдать за этой перепалкой ей не интересно, хотя юная Арджент и решает не возвращаться сразу же к информации на экране. Плавно она переводит взгляд на скамью, ближайшую к ругающейся «парочке», а оттуда уже на других горожан, проводящих в парке свой выходной. Казалось бы, самое обычное воскресение. Вот так, взглянув на людей, часть которых куда-то спешит по аллее, а другая отдыхает, умостившись на покрывале на земле, и не скажешь, что любой из них может оказаться оборотнем, банши или охотником.

+5

8

Мир наполняют сотни самых разнообразных запахов. Запахов, которые не чувствуют обычные люди, но чувствуют те, кто принадлежит миру ночи, существа, о которых принято молчать. Лиса одна из таких существ. Монстров, если говорить правильно. Она втягивает носом воздух, вбирает в себя все те эмоции, что бушуют вокруг. Недовольство, гнев, звенящие где-то вдалеке нотки матушки истерики, отдающиеся легким покалыванием на верхнем нёбе, словно трескучая шипучка. Она облизывает губы - приятно, как же это приятно, черт возьми! Скинуть с себя маску праведника и наслаждаться тем, кто ты есть на самом деле. Творить проказы и пожинать их плоды. Лисица улыбается и чувствует, как в воздухе что-то неуловимо меняется. Любой из сверхъестественных существ может почуять других же таких. Кто-то ощущает это по запаху, кто-то уповает на собственное зрение и пытается разглядеть светящиеся глаза. У духа, чьи чувства обострены до предела, это ощущение выражается в другом - в легкой нервозности, сводящей с ума, словно покалывание в стопах, когда ты стоишь в людной толпе и не можешь облегчить зудящее чувство.
     Волки. Лисы ненавидят волков, потому что они сильнее, потому что они занимают более высокую ступень в общей иерархии. Настойчивый запах мокрой псины чешется в носу и вызывает раздражение. С людьми веселиться довольно забавно, с волками - отвратительно, потому что они враги. Естественные враги, которых любая лиса, по её мнению, должна в тайне мечтать придушить. И она мечтает, потому что этот мерзкий запах своры грязных псов всё больше пропитывает окружающий воздух, заставляя раздражение удушливой волной накрыть её с головой.
     Лисица прикрывает глаза, прислушиваясь к своим ощущениям, в темноте чувства обостряются ещё сильнее, превращаются в её личный компас, ведущий к таким неприятным тварям. Она делает шаг за шагом, ведомая инстинктами, этой нервозностью, засевшей внутри. Петляет по парку, расталкивая встречающихся на пути людей, тараня толпу без всякого зазрения совести. Лиса недовольно бормочет под нос, когда запинается о чью-то ногу и едва не растягивается на траве. Призраки бесплотны, но когда ты сосредотачиваешься на чем-то одном, другие твои таланты начинают потихоньку угасать, так и сейчас, когда она зацикливается на собственном внутреннем компасе, её призрачное состояние становится чуть менее идеальным, позволяет контактировать с окружающим миром больше, чем того хотелось бы.
     Лиса вспоминает о немалых запасах бранных слов, которые тихим шепотом звенят в воздухе, заставляя окружающих людей недоуменно обернуться: я ведь слышал что-то? Или показалось? Не показалось, людишки, правда вот сейчас совсем не до вас. Сейчас, когда юная лиса проснулась от глубокой спячки, а на горизонте появились волки, ей становится плевать на обычных обитателей подлунного мира. Ей хочется прогнать врагов со своей территории, с игровой площадки, к которой она только начала привыкать. Она движется сквозь людей, касается их плечей пальцами, от которых веет загробным холодом, бесцеремонно отодвигает в сторону и движется вперед, ближе к волкам. Это опасно, потому что волки сильнее, однако сейчас на её стороне преимущество. Она бесплотна, призрак со своеобразным чувством юмора, которого нельзя увидеть, лишь почувствовать и услышать зловещий шепот.
     Чувство давящего гнева свербит внутри, становится ещё сильнее и лиса понимает, что оборотень совсем рядом, она, наконец, находит его в толпе и едва не давится собственным недовольством. Девочка-волк, господи, как же отвратительно. Она представляет её с клыками, рычащую под светом полной луны и презрительно морщится - жалкие уродцы. Подходит ближе, аккуратно ступая по дороге, и замирает от волнения, когда к девушке приближается парень, который, если верить ощущениям, точно такая же вонючая псина, испытывающая ту же удушающую тревогу, что и девушка. Да, они её чувствуют, внутренние струны напрягаются от волнения, хотя они и не могут понять что именно их так нервирует. Не могут понять и не могут увидеть.
      - Вонючие псины, - тихо шипит она, позволяя недовольному голосу, исполненного презрения, повиснуть в воздухе. Она фыркает от удушливого запаха грязных псов, фыркает, а затем усмехается. Говорят, что псы всегда чувствуют лису, какой бы облик она не приняла. Так давайте же, маленькие волчата, попробуйте найти рыжую проказницу, пока она не устроила здесь настоящий конец света. Найдите и поймайте, если получится. Она же приложит все усилия, чтобы прогнать вонючих созданий со своей территории.
     Ей нужно привлечь внимание, запустить эту волнительную игру, в итоге которой жалкие дворняги побегут искать другую подворотню, чтобы обезопасить собственные шкуры. Лисица хватает ближайшего человека, которым оказывается пожилой человек, за грудки. Мужчина чувствует прикосновение призрака и удивленно таращится в пустоту блеклыми глазами. Лиса пытается достать его душу, сделать то, что уж точно не останется незамеченным, только вот душа сопротивляется, отталкивает её и, казалось бы, столь прекрасная проказа не венчается успехом. От досады лисица с силой пинает лавочку: ”Проклятье!” - заставляя всё того же многострадального мужчину пугливо схватится за деревянное сидение.
     Гнев клокочет в груди просыпающимся вулканом, выбрасывает в воздух пепел и серный запах. Запах псов раздражает, бесит до глубины души, вызывая желание выдворить нахалов с её территории как можно скорее, даже если ради этого придется драться. Лисы ненавидят волков, потому что знают, что в большинстве случаев это большой опасный хищник, который может их победить.

+4

9

Резкий запах восточных пряностей распространяется по округе, забивая нос и почти лишая возможности сконцентрироваться на чем-то другом. Джек чихает, прикрывая ладонью лицо, а затем зажимает нос, оглядываясь по сторонам, чтобы определить изменения, происходящие вокруг. На первый взгляд, всё кажется обычным. В воскресный день в людном парке много чего мельтешит перед глазами, так что сразу и не скажешь, изменилось ли что-то достаточно существенно, чтобы стоить внимания.
Для оборотня найти что-то, не полагаясь на нюх, оказывается чертовски сложно, но, стоит Шелтону разжать пальцы, как едкий запах трав снова перебивает всё вокруг, отдаваясь горьким привкусом на языке. Парень проглатывает вязкую слюну и прикрывает глаза, стараясь отделить надоедливый аромат от всего остального, чтобы получить возможность взять четкий след. От этих пряностей веет проблемами. Наверное, он вполне мог бы позволить себе не вмешиваться, но что-то подсказывало ему, что эти неприятности настигнут его в любом случае, так почему бы не начать действовать на опережение?
За закрытыми веками ароматы превращаются в клубок ярких линий, который ему, пусть и с трудом, удается распутать. Первой отходит в сторону оранжевая - влажные осенние листья, следом за ней фиолетовая - запах пыли и асфальта, серая ведет в сторону ещё одного волка, золотистая напоминает ему о случайной встрече в лесу и жженом аконите и, наконец, ярко-алая, обвившая собой едва ли не весь парк - запах раздражения, неприятностей и востока. Шелтон открывает глаза, когда понимает, что в воздухе висит след, оставленный лисой.

- Ещё тебя не хватало, - Джек недовольно цокает языком. В городе уже были лисы, ещё до того, как они с Айзеком приехали сюда. Скотт утверждал, что громовая кицуне помогает им и не представляет опасности. А потом она напала на Лейхи и едва его не убила. Вот так и верь после этого этим рыжим прохвостам. Тем не менее, запах явно не принадлежал Кире - пусть вначале в воздухе и запахло грозой, но от Юкимуры всё равно пахло иначе. Вряд ли он смог бы с точностью объяснить все нюансы этих лисьих запахов. Они просто были разными и всё тут.
Оборотень сунул руки в карманы и двинулся по следу, начиная с ближайшего от него места и направляясь вдоль движения лисы. Он будто сматывал нить в клубок, который должен был однажды подойти к концу. Там его и будет ждать незваная гостья. По мере своего продвижения по парку, Джек не забывал оглядываться по сторонам. Он не то чтобы сильно спешил, чтобы не привлекать к себе внимания, но его шаг был достаточно широк, чтобы быстро преодолеть отмеренное расстояние.
Впереди показалась знакомая фигура. Вот тебе и случайная встреча в лесу, и жженый аконит. Шелтон усмехнулся, прибавив шагу, чтобы спустя пару минут оказаться рядом с девушкой и её спутником. Тот тоже был ему знаком - любимый ребенок Скотта МакКолла, который во всем пытался подражать своему папочке. Получалось, насколько мог судить Шелтон, не очень. Однако, в данный момент его больше беспокоило не то, кто оказался в парке из его знакомых, а то, что хвост лисы коснулся их, оставив по себе довольно сильный след. В воздухе запахло серой, заставив парня поморщиться. Это было не к добру.

- Давно не виделись, детка, - Джек склонил голову на бок, рассматривая Хейден. Ромеро явно была не в восторге от всего происходящего. Вот только понять от чего конкретно было сложно. То ли её волновало присутствие Данбара, то ли мелькнувшие на горизонте проблемы, то ли сам Шелтон. Мысль о себе парень отмел достаточно быстро - его знакомая была недовольна ещё до его появления. - Не приметила ничего странного? Скажем, за последние несколько минут, - Джек бросил взгляд на свое запястье, будто там действительно были часы.
Стоя рядом со школьниками, Шелтон не забывал следить за обстановкой, то и дело оглядываясь и принюхиваясь. Лиса всё ещё была здесь, более того, от неё несло гневом, который мог не почувствовать разве что дохлый оборотень, ну, или человек. Да и те уже начали подмечать неладное - в парке становилось всё меньше народу.

+5

10

Лиам стремительно движется навстречу. Похоже, гениальный план слиться с кустом и остаться незамеченной рушится прямо на глазах. Хейден неровно хватает ртом резко спревший кислород и топчется с ноги на ногу, принимаясь теребить холодными пальцами рукава кофты. Навряд ли придется вернуться к старому разговору. Навряд ли у нее хватит сил когда-нибудь упомянуть о том, что натворила. Но делать вид, будто бы ничего не было, и притворяться нормальной рядом с Данбаром – то еще испытание. Того и гляди, сила воли даст слабину.
- Привет, - На “некогда объяснять” хочется реагировать иначе. Хейден не совсем понимает, зачем Лиам вообще обращается к ней, ведь вокруг полно куда более достойных спасителей вселенной. Но быть грубой потому, что не знаешь, что сказать – так себе идея. – Да, происходит что-то странное, - Хейден согласно кивает головой, хватаясь за соломинку, как если бы все еще действительно чувствовала  себя частью стаи. Похоже, Лиам еще не понял, что ее уход связан не только с их не удавшимися отношениями. И что кроме Лиама Хейден желала покинуть всех своих друзей, но, смогла бы она в самом деле стоять здесь и смотреть, как что-то угрожает их жизни? Хороший вопрос. Что бы сказал на это Сид? Хей отмахивается от воспоминания о темноволосом мужчине.
- Ты уже сообщил Скотту? - Первая логичная идея. Ведь Лиам никогда ничего не решает без Маккоула. Они все, как котята, без конца искали защиту в своем альфе, зачем менять что-то теперь. И вот почти удается перебороть отстранение внутри и завести диалог, и Хейден даже открывает рот, чтобы сказать что-то еще, когда в личное пространство вихрем врывается еще один поражающий фактор, такой же стойкий и ощутимый как серный запах вокруг. Но, увы, отчего-то не пугающий, и даже не мерзкий.
Джек Шелтон. Ну, конечно. Ну, как же без тебя?
От неожиданности, Хейден забывает, что хотела сказать. Джек возникает так резко, что перехватывает дыхалку, и, знаете что, вот это уже слишком. Ромеро корчит недовольную гримасу, но неожиданному гостю не привыкать к хмурой морщинке на ее лбу. Оцепенение сменяется внезапным оживлением. Ромеро прищуривает глаза, впиваясь в лицо Шелтона взглядом внимательных глаз. – Так сильно соскучился, что пришел повидать? – Слова вырываются сами собой, не успев пройти через фильтр благоразумия. Хейден не сразу доходит, что она ляпнула, и девушка нервно оглядывается на Лиама, опуская глаза виновато.
Что за черт? Она не собиралась возобновлять общение и не должна была отчитываться перед ним больше, но от чего-то в присутствии Джека начинало казаться, что между ними происходит что-то не шибко невинное. И это его “детка”… так бы и убила на месте. Бесит. – Заметила, детка. Тебя. – Хейден еще раз оглядывается на Лиама с тревогой, но понимает, что мало что может исправить. – Найди Маккоула и ребят, ладно? Я постараюсь увести отсюда людей, - С этим Ромеро цепляется ладонями за запястье Шелтона, и гневно оттаскивает нового знакомого в сторону, совершенно не желая оставаться под двумя прицелами разом. – Леса и парки твоя страсть? – Но речь не о том. Хейден делается серьезной уже в следующий миг, когда они тормозят у аллеи. Однажды Ромеро уже ощущала подобное. Хотя бы что-то не было для нее впервые. – Похоже, здесь веселится дух лисы, - Взгляд очерчивает черты чужого лица вопросительно. – Твой безграничный опыт может подсказать что-нибудь на этот счет? – В голосе Хейден нет издевки. Она в самом деле смотрит на Шелтона как на того, с кем не страшно находиться рядом, когда все пойдет не так. И это ощущение спокойствия, внезапно вернувшееся в тело, немного пугает. – Сэр вы впорядке?? – Чуть в стороне мужчина на лавочке выглядел совсем худо. Хейден огибает Шелтона, чтобы помочь. – Вам нужно идти домой, - А нам нужна идея, как избавиться от невинных жертв. Что-то подсказывало, что лисицу интересуют вовсе не люди. Уж слишком много волков образовалось в округе. – Джек, как её увидеть?? – Ромеро буквально выпихивает мужчину с лавки, когда атмосфера вокруг делается еще тяжелей. Словно бы надвигалась сильная буря. Но было в этом что-то еще. Что-то до боли знакомое. Что-то, что Ромеро уже ощущала под самой кожей. Перед глазами возникает и гаснет картинка. Темный силуэт высокого мужчины, как во снах. Ромеро округляет глаза.  - Джек, это ловушка... - Девушка растерянно смотрит по сторонам, будто ищет кого-то. И вот теперь ей действительно становится страшно. Что, если он Он? Что если он опять заставит ее играть на своей стороне?
Сердце пускается в пляс.

Отредактировано Hayden Romero (25-11-2017 15:45:31)

+2

11

Лиам пытается отбросить свои чувства на задний план. Сейчас слишком не подходящая ситуация, чтобы выяснять по новой с ней отношений и требовать возврата в стаю. Важнее спасти её и всех тех, кто ещё оставался в парке. Эллисон! Его словно молнией прошибает и он вспоминает, что совсем потерял её из виду. Оглядывается по сторонам, но не находит её, парк слишком большой и она может быть где угодно. Он неуверенно мотает головой, когда слышит вопрос Хейден, а глазами продолжает искать воскресшую охотницу, боясь вернуть свой взгляд на любимую девушку. - Нет... У него... Он... - Лиам облизывает пересохшие губы и пытается собрать свои мысли воедино, чтобы сказать ей хоть что-то внятное. Но посторонние запахи и напряжение в воздухе давят на него, словно бетонная плита, не давая как следует сконцентрироваться. - Я сам справлюсь с этим, у Скотта и так много проблем. - он возвращает на неё своё взгляд, который сменяется на недоумение. Выражение лица Хейден меняется и он не может понять почему. Что-то не так в его словах? Вроде нет. Она не отводит от чего-то своего взгляда и он пытается проследить куда направлен её взор. А взор этот упирается в молодого человека, что приближался к ним с каждым своим шагом. Омега Айзека. Проносится в голове Данбара, вспоминая всех тех, о ком ему рассказывал Скотт. Он так же, как и остальные, бросили бедную Сэм одну, как только их Альфа отправился на тот свет. Выражение лица Лиама меняется на более серьезное, но ещё не злое, ровно до тех пор, пока Джек не открывает своего поганого рта. Оборотень зол и растерян одновременно, переводя свой взгляд с Джека на Хейден, он повторяет за ним. - Детка? Но слова самой Хейден шокируют его ещё больше и глаза Лиама вспыхивают желтым цветом, а руки сжимает в кулак. Ещё чуть-чуть и ему уже будет не важно, что по парку гуляет лиса, что все здесь находятся в опасности. - Так ты с ним теперь? - шокированный взгляд обращён на бывшую девушку, но вместо ответа на его вопрос он получает словесную пощечину по лице и та уводит Джека за кисть. Лиам полностью обескуражен. Да, он сам тоже завёл себе новый отношения, попытался жить дальше, но хотя бы ни от кого этого не скрывал. Теперь ему начинает казаться, что именно он и был причиной того, что Хейден его бросила. Ну конечно, такой видный оборотень, наверняка с кучей историй из прошлого. Конечно, на таких парней девушки падки. С тоской он смотрит на них, посылая всё мысленно к черту и чуть подпрыгивая на месте, срываясь в глубь парка. Он подбегает к нескольким отдыхающим, что сидели на лавочках, и просит их покинуть парк, придумывая на ходу глупые причины. Кто-то верит и уходит, а кто-то остается. Но не может терять времени и убеждать их в обратном. В какой-то момент он замирает, когда вдалеке видит Эллисон, спокойно занимающуюся своими делами. Облегченно выдохнув, он направляется к ней, тормоша за руку, чтобы та сняла наушник и обратила на него внимание. Дыхание его быстрое и ему приходится сначала отдышаться, прежде, чем заговорить. Быстро заговорить. - Эллисон, я Лиам. Я знаю, мы с тобой плохо знакомы, точнее мы вообще не знакомы, но ты должна мне сейчас довериться, хорошо? - он делает передышку, не отводя своего взгляда от неё, находясь достаточно близко для незнакомых людей. - Кажется, в парке появилась кицунэ, мы не знаем кто именно, но я чувствую её... И аура у неё не добрая. - добавляет Данбар после небольшой паузы, вспоминая, что Кира тоже была кицунэ и что Эллисон её прекрасно знала до своей смерти.

+3

12

Эллисон внимательно всматривается в каждого горожанина, что сегодня находится в парке, и медленно поворачивает голову, пытаясь изучить всю территорию. Нет, она не позволяет победить панике, а в сознании выстроиться логической цепочке из всех этих недоразумений, замеченных здесь. «Простые совпадения», продолжает уверять себя девушка. Даже если это не так, ей нужен обычный день. Спокойный выходной. Чтобы если не отдохнуть ото всей той чертовщины, по новому кругу настигнувшей с головой, то хотя бы разобраться в тех проблемах, что у Эллисон уже есть. К дополнительным она не готова. Абсолютно.
Взгляд девушки цепляется за пожилого мужчину на ближайшей скамейке. Казалось бы, в нём нет ничего необычного, и охотница с несколько секунд вглядывается в рубашку старика, пока ни понимает, что собравшаяся на груди ткань – отнюдь не галлюцинация. Она щурится, всматриваясь ещё внимательнее, и только успевает склонить голову набок, как чувствует прикосновение к собственной руке. Юная Арджент слишком сильно погрузилась в изучение незнакомого пожилого мужчины, и сейчас, когда её отвлекают так резко и неожиданно, вздрагивает, замахиваясь складным ножом, одним ловким движением вытащенным из куртки и раскрытым, на того, кто буквально заставил обратить внимание на себя.
Лиам?! – студентка прикрикивает. «Нельзя так пугать людей», она косится на свою руку, сжимающую небольшой нож, и опускает её. Мигом выдёргивает наушник из уха и откидывает на крышку ноутбука. – Так. Тише-тише, – просит Эллисон, пряча нож обратно в карман, и опускает ладони на плечи оборотня. Тот выглядит ни на шутку встревоженным и запыхавшимся. Краем глаза брюнетка всё ещё наблюдает за пожилым мужчиной, к которому подоспела компания из двух подростков. Тем временем кто-то стремительно проносится мимо той же лавочки, направляясь к выходу из парка. А кто-то недоверчиво смотрит в сторону девушки, сидящей на земле, и Лиама.
Какого чёрта здесь творится?.. – она шепчет себе под нос, тяжело выдыхает и возвращается взглядом к оборотню. – Конечно, с моей памятью всё ещё есть некоторые проблемы, – признаёт, хмурясь, – но не настолько, чтобы забыть события предыдущего месяца. Мы виделись в школе, помнишь? Когда я забирала оставшиеся документы, – напоминает охотница, поднимаясь на ноги. – Ты бета Скотта, да, я знаю и доверяю Скотту. Только не стоит следить за людьми, которых потом просишь доверять себе, – в усмешке замечает она. – Может быть, я помню и не всё, но достаточно, чтобы замечать за собой «хвост», – Эллисон отступает на шаг от собеседника. Всего лишь два слова, таких простых – бета Скотта – слишком непривычны для неё. Режут слух охотницы, которая знала МакКолла другим. Альфой тот стал незадолго до её смерти, и видеть перед собой того, кого парень «завербовал», обратил… Это так странно. На мгновение в сознании студентки даже возникает мысль дотронуться до лица Лиама: просто чтобы убедиться, что он настоящий. Что бета Скотта – это не очередные происки воображения.
Арджент вовремя одёргивает себя и опускает взгляд к траве, стряхивает с джинсов парочку багровых листьев клёна, под которым сидела, и отступает от оборотня ещё на один шаг. Постепенно всё встаёт на свои места. Девушка всё больше сомневается в том, что увиденное в парке минутами раннее – простые случайности. И всё больше верит своей интуиции.
Кицунэ, значит? – переспрашивает Эллисон, осматриваясь и проворачиваясь вокруг себя. Из тех, кого она видит, никто не кажется достаточно подозрительным. Впрочем, и у студентки не такие хорошие рефлексы, чтобы заметить злобную ухмылку, мелькнувшую на чьём-нибудь лице всего на миг, или уловить зловещий шёпот, учуять лису. – Мы можем и не узнать… – предполагает она, обернувшись к Лиаму. – Оглянись. Ты чувствуешь лису, но не знаешь, в ком именно та? Существует несколько их видов, – начинает объяснение охотница, которая сходит на шёпот и сжимает пальцы, погрузившиеся в карман за ножом. – На самом деле, я не так много знаю о них, – признаётся на выдохе, – но, надеюсь, хоть что-нибудь пригодится. Так вот… Есть так называемая рэйко – призрачная лиса. Она буквально принимает призрачную оболочку, становится невидима глазу обычного человека. И если это – наш случай, её будет сложно найти. Я могу ошибаться, но если то, что уже происходит в парке – не случайность, а мы не видим того, из-за кого это происходит, это она. Рэйко, – заканчивает, отступая спиной к дереву, и ещё раз осматривается вокруг. Это бессмысленно, Эллисон понимает. Она никогда не сможет заметить того, что под силу уловить только оборотням.

Отредактировано Allison Argent (01-12-2017 22:11:08)

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC