Sid Kolfree

Stiles Stilinski

Theo Raeken

Teen Wolf: The battle with the Death

Объявление


Таймлайн: после 6"а",

октябрь-ноябрь 2017 года;

полнолуние: 5 октября; 4 ноября.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » Личные эпизоды » Меняя Маски


Меняя Маски

Сообщений 31 страница 40 из 40

31

- Не волнуйся, Малия в порядке, - Питер кивнул утвердительно, - она в своем уме, жива и цела, хотя Дерек был вполне способен разорвать ей горло. Более того, думаю, что после этой истории она заметно лучше понимает и меня, и свою настоящую семью. Твоя заслуга, между прочим, в этом тоже есть. Малия говорила мне, что это ты убедила её встретиться со мной. За это я тебе благодарен.
Мимо проезжали машины, а Питер смотрел на дорогу перед собой. В городской черте им ничего не угрожало, да и откуда может прийти беда средь бела дня в таком людном месте? Должна же существовать и отдушина после посещения заповедника?
- Ты права, мы не можем верить одному лишь предчувствию. Но иногда это всё, что требуется, чтобы понять, как действовать дальше. Тебе не стоит недооценивать твою интуицию, дорогая. Женская интуиция многого стоит. Интуиция банши стоит еще дороже. Кроме тебя еще никто не видел новых врагов. Какими бы размытыми ни были эти образы из твоих видений, но ты увидела их первой. Это многое значит, Лидия. Понимаешь?
- Конечно, ламии и Медуза связаны. В этом сложно сомневаться. Где водится одна гадюка, собирается целый клубок. Совершенно не удивлюсь, если всё неродное Бикон Хиллс сборище здесь из-за кодамы, - Хейл задумчиво перевел взгляд на девушку. После напряжения в лесу эта размеренная беседа в салоне автомобиля казалась почти уютной. По крайней мере, здесь было безопасно, пусть и временно. Лидия, закутавшаяся в плед, запах напитка и запах мокрых рыжих волос... Питер поймал любопытный взгляд из-за стекла снаружи — какой-то тучный мужчина садился в свою машину по соседству и не удержался от того, чтобы полюбоваться на миловидный профиль Лидии. Должно быть, подумал о том, что кому-то в этой жизни везет больше чем ему, заядлому холостяку.
- То, что ты слышишь змей, и появление в городе кодамы —  не случайность. Боюсь, беда никогда не приходит одна. Да, ты не можешь утверждать наверняка, но союз ламий и кодамы крайне вероятен. Равно как и его союз с Медузой. Если нет уверенности -  подозревай сразу всех и во всем. Только в этом случае ты  будешь готова к любому повороту событий, - Хейл слегка прикрыл глаза. Мудрый, но вполне очевидный совет из его уст звучал, должно быть, очень странно.
- Стук костей, значит... эта  подсказка не является такой  явной, -  Питер качнул головой. - Кости сами по себе не являют собой нечто плохое. Кости — это всего лишь останки. Они молчаливы. То, что ты слышишь их как музыку, должно предостерегать. Что-то грядет, но мы еще не знаем, что именно.
Замечание Лидии в свою очередь тоже вызвало у оборотня улыбку. Его расслабленный тон сменился хитрым, а лицо приобрело неуловимо ехидное выражение.
- Ты слишком привыкла к зеленым мальчишкам, дорогая. Их головы заняты одной единственной мыслью. И она ничего общего не имеет с тем, как нужно вести  себя с юной леди, - Питер склонил на бок голову. - К тому же, я должен заботиться о тебе. Ведь ты обещала мне многое. Пока ты со мной, я буду оберегать тебя. Я думал, ты это понимаешь. Но если тебе будет проще поверить в иное... Если завтра ты сляжешь с температурой, я едва ли смогу добиться от тебя связных мыслей. А сейчас на счету каждый день. В моих интересах поддерживать тебя сильной и крепкой. И красивой, - добавил он после короткой паузы. -  Мне нужно свериться с бестиарием. Если хочешь, я отвезу тебя домой. Или к друзьям. Ты ведь... не скрываешься от них, правда? Сейчас это было бы неразумно. Лидия?
Питер совершенно четко отметил для себя пропущенный удар сердца. Его догадка была совершенно случайной, но, когда он обдумал её во второй раз, логика поведения банши стала ему яснее. Для Лидии последние дни были тяжелы как никогда. И она вела себя как затравленный зверек. Она спряталась ото всех, чтобы  суметь решиться на огромное изменение в своей жизни. Эта внезапная догадка умилила Хейла до того, что он коснулся лица банши. Почти любовно, искривив брови в каком-то подобии благоговения.
- О, Лидия, -  он не продолжил, но во взгляде его читалось больше, чем можно было выразить одной фразой. Питер действительно имел в виду то, что говорил. Хотела того банши или нет, но пока он рядом, девушка была под его защитой, потому что их связывало уже нечто большее, чем устный договор. Прошлая ночь добавила в их связь еще что-то. Что-то таинственное, не сформировавшееся еще до конца, но определенно сильное. Это связующее нечто позволило состояться судьбоносной для Лидии встречи в её подсознании. Может быть, именно оно же заставляло Питера проявлять несвойственную ему, но вполне логичную в теперешней ситуации, заботу. Лидия согласилась стать его банши. А это значит, она получала не только обязанности, но и привилегии. Каким бы прожженным манипулятором и подонком ни был Питер в прошлом, в свете происходящего в городе, истории с Малией и еще целым ворохом мелких событий только слепой не увидел бы изменений в его характере. Лидия была нужна ему по многим причинам, но постоянно держать её под контролем Питер бы не смог. Ему нужна была не рабыня, а союзница.
- Тебе не следует отдаляться от друзей. Особенно сейчас. Не давай им лишнего  повода беспокоится. К тому же, у тебя есть новая информация.

Отредактировано Peter Hale (04-12-2017 19:43:48)

+3

32

   – Я понимаю, – Лидия улыбнулась, – Как я и сказала: если бы не обстоятельства. В другой ситуации, под другим небом я, быть может, поверила бы в то, что Питер Хейл ухаживает за дамой, – девушка улыбнулась, – Хотя я и не могу себе это представить. У тебя есть этот дар… ты всегда получаешь то, что хочешь, – на этот раз в голосе банши не было упрека – скорее, даже капля восхищения. Вероятно, тепло салона и обжигающее какао развязали ей язык, возвращая, пусть и на некоторое время, прежнюю Лидию Мартин. Этот разговор был слишком простым и незначительным, но именно этого ей и не хватало последнее время – просто говорить ни о чем, не решать вездесущие проблемы, не разгадывать видения, с затаенным страхом прислушиваясь к внутренним ощущениям, ожидая нового крика по кому-то, для кого игра в очередной раз завершилась. Казалось, на эти несколько минут двери автомобиля отделили их от внешней реальности, создавая отдельный маленький мирок, которому отведено было существовать слишком недолго.

   – И все же не так много людей в моей жизни покупали мне какао и плед на заправке в холодный день, – усмехнулась Лидия, искоса посмотрев на Питера, – На самом деле, ты первый, – она слегка качнула головой, улыбнувшись.

   – И ты можешь не благодарить меня. За то, что я сказала Малии, – пояснила девушка, пожав плечами, – Я сделала это, потому что верила в то, что говорю. Я вижу, как ты смотришь на нее. Даже такой искусный манипулятор, как ты, не подделает этот взгляд, – банши склонила голову на бок, слегка прищурив глаза, словно рассматривая мужчину, – Ты изменился. И, честно сказать, новый Питер мне нравится куда больше.

   Лидия отвернулась от оборотня, делая еще один глоток какао, уже осторожнее, и снова обращая взгляд в слегка запотевшее уже стекло. Там, за окнами машины, ходили обычные люди, делавшие свои обычные дела: пили кофе, заправляли свои мокрые от дождя тойоты и вольво, отстукивая ногой привязчивый мотивчик из популярной рекламы, покупали молоко, чтобы завтра утром приготовить хлопья... Они не знали о том, что грядет для этого города. Если Провидение будет справедливо, их это и не коснется.

   – Почему я не могу поехать с тобой? – пожалуй, слишком резко отозвалась девушка. Пальцы мужчины мягко легли на ее скулу, побуждая Лидию повернуть голову и встретиться с ним взглядом. Кажется, сейчас она выглядела, как маленький ребенок, которого родители не хотели брать с собой в магазин, оставляя дома. Резкий тон, слишком поспешный ответ – все это было всего лишь подсознательной попыткой скрыть то, что Питер, сам того не зная, задел Лидию за живое. Не в первый раз уже он проявлял чудеса проницательности, но банши пора было уже привыкнуть к этому, когда речь идет о Питере Хейле. Он читал ее, как раскрытую книгу. Его не могли провести ее уловки, даже весьма искусная игра, оттачиваемая годами, рассыпáлась прахом под его взглядом. Лидия вздохнула, снова отводя глаза.

   – Я не скрываюсь от них, – в ее голосе больше не было игривых ноток, а взгляд стал серьезным, – По крайней мере, от большинства из них, – уклончиво добавила девушка. Если уж быть честной, то, как минимум, одного конкретного человека она, действительно, не хотела видеть, слышать и, вообще, ощущать каким-бы то ни было из шести чувств, – "Скрываться" предполагает, что одна из сторон ищет встречи. Да и что я им скажу? Что видела мужчину у пня и зеленые глаза в темноте? У любого пьяницы с белой подружкой таких "видений", – Лидия изобразила свободной рукой кавычки, – куча, да еще и покрасочнее, – она поймала сползающий с колен плед, возвращая его на место.

   – Ты сказал, что Кодама внушил Малии убить вас? – девушка нахмурилась, – Но как? Они встречались? Ты сказал, что видел его в ее воспоминаниях. И… – в голосе Лидии послышалась неуверенность. Ее взгляд блуждал по салону, избегая Питера, – Ты говорил, что Тео тоже может быть под его влиянием. Что он… убивает, – она запнулась, но быстро взяла себя в руки, – …не по своей воле. Я не перестану его ненавидеть, какой бы ни был ответ, но что, если он навредит кому-то еще? Если Кодама – дети Неметона, разве они не должны быть чем-то, вроде, друидов? Помогать? Защищать наш мир? Зачем ему убивать?

Отредактировано Lydia Martin (04-12-2017 21:40:15)

+3

33

Слова Лидии вызвали у оборотня улыбку. Пожалуй, из всей компании МакКолла только Лидию Питер воспринимал всерьез. Только к её словам прислушивался, не размениваясь на выразительное закатывание глаз. Он уловил это с самого их знакомства, и продолжал  чувствовать это до сих пор. Чутье его не обманывало. Только Лидия была способна выдерживать словесные дуэли с ним. Не истекающий излишним сарказмом Стайлз, не притормаживающий в принятии быстрых и жестких решений Скотт. Нет, Только Лидия могла парировать изящно. Возможно, именно этим она его и зацепила тогда, несколько  лет назад.
Но чем дольше Лидия говорила, тем сильнее Питер убеждался в том, что банши подмечает больше, чем ему бы хотелось. Для оборотня, привыкшего оставлять свои секреты при себе, подобный опыт отдавал неясной  горечью. Хейл не позволил себе  подать вид, но прозорливость Лидии заставила его напрячься. Впрочем, чего он удивляется? Их связь, укрепленная и подпитываемая постоянным контактом, работает как  мост. А это значит,  что она обоюдна. Если кто и может угадывать настоящие эмоции Питера,  то это — Лидия. И никто иной. Хейл прищурился слегка. Делиться этим наблюдением он совершенно определенно не станет.
- А ты хочешь поехать со мной? Хочешь вернуться в мою квартиру, дорогая? - Питер говорил спокойно, даже немного растягивая слова, от чего голос его звучал ниже и мелодичней, словно он умасливал Мартин. Тут же, будто из ниоткуда поднялся немой, но вполне понятный вопрос в глазах оборотня. Отныне и навсегда посещение квартиры Питера для Лидии будет связано с конкретным действом. И чем скорее она сумеет забить это воспоминание в дальние уголки памяти, чем скорее сумеет припорошить их толстым слоем пыли, тем лучше. Их разговор на несколько мгновений стал напоминать обмен шпильками. Тихий, осторожный, мягкий и практически домашний.
Легкий укол обиды — о, да, Питер почуял его. Лидия не хотела оставаться одна. И она определенно предпочитала компанию оборотня компании горячолюбимых друзей. Это льстило самолюбию, что тут скрывать? Но Питер знал, что упиваться моментом придется недолго. Палитра эмоций банши продолжала переливаться, а ему оставалось лишь следить.
-  Но ты не можешь просто пропасть с радаров. Разве они не звонят? Не пишут хотя бы крохотного смс? -  Хейл вопросительно приподнял бровь. - Я не в праве указывать тебе, как поступать,  дорогая. Но у стаи МакКолла может быть информация, которой не достает нам. И наоборот.
- Ты боишься встретить среди них Тео? - Питер не вертел головой, в отличии от Лидии, его поза оставалась статичной. Он как сыч наблюдал за попытками Лидии избегать зрительного контакта. - Сомневаюсь, что это возможно. Тео больше не считает вас друзьями. Магия кодамы - это прямое влияние на  разум объекта. Да, Малия встретила его лицом к лицу. И попала под его... гипноз, если угодно. Только в отличие от гипноза, его эффект не ослабевает с течением времени. Вложенная в голову марионетки мысль будет терзать его вечно. Кодама играет на эмоциях человека, он копошится в самым больных темах, вытряхивает всё грязное белье из самых укромных закоулков сознания. Если смотреть на его способности как на искусство, то по-своему, оно прекрасно. Жертва всегда находится в самом уязвимом состоянии. Главные тайны, главные секреты — все они выходят на поверхность, становятся видны невооруженным глазом. Всё, что ты хочешь узнать о человеке — можно  увидеть в зацикленной мысли жертвы манипулятора. Для Малии слабым местом всегда была потерянная семья. Для Тео...  - я даже дам тебе несколько секунд подумать — бинго! - создание собственной стаи. Он всегда мечтал о силе, мечтал о статусе альфы.
- Мне удалось вернуть Малию обратно, но это — совсем нелегкий процесс. Я добрался до её воспоминаний, сумел показать ей то, чего она никогда не могла видеть. И она позволила мне забрать её из плена чужих приказов. Чтобы вернуть Тео...  потребуется как минимум один человек, которому он небезразличен. Почему-то, я сомневаюсь, что такие найдутся. А ты?
- Без чужого вмешательства Тео так и останется в плену иллюзий кодамы. Останется безумным альфой, желающим только силы и крови. И в том, что он обязательно навредит кому-то еще, нет никаких сомнений. Единственный способ остановить его - убить.
Хейл кивнул слегка.
- Да, это самый интересный и самый... легкий, как ни странно, вопрос. Древние источники твердят о том, что духи деревьев добры и мудры, что они — помощники и наставники, друзья друидов и их советники. Звучит как сказка, правда? - Питер улыбнулся шире и в его улыбке промелькнуло что-то зловещее. -  Но от сказки до кошмара всегда только один неверный шаг, одно судьбоносное событие. Жажда мести рождает слепое безумие. Она затмевает собой всякий здравый смысл до тех пор, пока не свершится возмездие. А может быть и дольше... Я знаю об этом на личном опыте. И ты тому свидетельница. Полагаю, что наш кодама был когда-то неплохим парнем. Когда Неметон был раскидистым дубом, а небо было голубее, чем сейчас. Птицы пели заливистей, а на ветвях священного дерева всегда висели свежие венки. Но сейчас остался только пень. Довольно несложно понять эту математику, ведь так?

+3

34

  – Я ищу ответы, Питер. Так же, как и ты, – Лидия поежилась под взглядом мужчины, снова поправляя на коленях плед, подтягивая его выше, хотя в этом и не было на этот раз необходимости. Почему-то сейчас Хейл выглядел точно, как волк из сказки: "…и в лес ягненка уволок". Даже смешно становилось от такой аналогии. Но банши тут же одернула себя. Не нужно быть психологом, чтобы понять, что ее жест выдавал не то неуверенность, не то попытку закрыться, хотя последнему, кажется, уже не суждено было сбыться. Они связаны слишком крепко – теперь особенно – чтобы пытаться выстроить уже разрушенный окончательно и до основания барьер. Да и какой в этом смысл? Они всегда были чем-то большим, чем просто оборотень и банши, сколько бы Лидия не отрицала эту связь в прошлом. Сопротивляться этому теперь было бы смешно и даже нелепо. Их поддельные личины давно уже сорваны. Произошла смена масок - для всех, кроме них самих.

   – Я отключила телефон, – неохотно призналась девушка, – Ты прав, я не хотела никого видеть. Я пыталась… поговорить. Сначала. Но это не очень помогло, – Лидия говорила медленно, делая паузы, словно тщательно подбирая слова. Ей не хотелось вспоминать события того вечера, когда ее попытка сбежать от самой себя и от выбора, который ей предстояло сделать, привела к еще большим разочарованиям, которые до сих пор неприятно саднили в воспоминаниях. Да и едва ли Хейлу есть дело до ее отношений с друзьями. Зато ему есть дело до информации, которую они могут предоставить - в этом его упрекнуть было сложно.

   – Я не боюсь встретиться с Тео, – Лидия покачала головой, снова возвращая Питеру прямой взгляд. В глазах девушки сверкнул огонек вызова, – Я хочу встретить его, – с нажимом произнесла банши, – Рано или поздно это произойдет. И если бы я верила тебе немного меньше, то не сидела бы здесь, сложа руки, а искала этого чертового химеру, который еще пожалеет, что не остался в Аду, где ему, кстати, было самое место, – в голосе девушки слышались одновременно боль и странно сочетавшаяся с ней воинственность. Она запретила себе скорбеть, но невыраженные эмоции все еще необходимо было сублимировать во что-то – и сейчас они получали выход в злости и жажде мести. Слишком непривычные чувства – отчасти, они пугали банши. Жесткость, с которой прозвучала последняя фраза, казалось, удивила и саму Лидию. На секунду во взгляде девушки мелькнуло это – в эту секунду она и сама на то короткое мгновение словно со стороны увидела себя – ту, которой она может стать, если позволит себе продолжать в том же духе. Где-то в глубине души банши боялась этого, боялась того, чем может стать под конец. Неверный был путь, на котором все самые светлые и чистые чувства заменялись на темноту отчаяния и злобы. Кто-то должен был предостеречь Лидию от ошибки. Но мысль эта, пока только едва наметившаяся, исчезла так же быстро, как появилась, и девушка продолжила, заметно смягчив тон.

   – Стая, – ответила банши, почти не задумываясь. Рейкен всегда хотел стаю. Потому что, по сути, это означало силу. Оборотень-одиночка – омега – слаб и почти не представляет угрозы. Сначала Тео хотел быть частью стаи Скотта – истинного альфы – потом создать свою собственную. Что ж, он добился того, что хотел.

   – Айзек принял его в свою стаю. Спас его. Если бы не он – отправился бы Тео чертов Рейкен обратно в Ад, – Лидия издала истерический, почти безумный смешок.

   – Знаешь, забавно, что ты сравниваешь их. Потому что отчего-то мне кажется, что твоя дочь не поддержит меня, – банши внимательно посмотрела в глаза мужчины, – А ты, Питер? Ты поможешь мне сделать это? Убить Тео Рейкена?

   Это звучало странно. Чужеродно. Черное слово буквально повисло в воздухе над их головами дамокловым мечом. Медленно, но верно, по крупицам оно разрушало, разъедало ту уютную атмосферу, которая царила до этого в салоне автомобиля. Лидия крепче сжала пальцами бумажный стаканчик в своих руках, словно пытаясь уцепиться за него, удержать ускользавшее тепло.

   – Кажется, я видела что-то похожее, – задумчиво произнесла девушка. Моргнув пару раз, она прогнала черный морок, охвативший было ее сознание, усилием воли заставляя себя думать о другом. Она знает, что еще вернется к этой теме. И будет возвращаться до тех пор, пока Тео Рейкен жив.

   – Вчера мое видение было в начале светлым. Я видела тех же мужчину и женщину перед Неметоном, когда он был молод. Это было… красиво, Лидия грустно улыбнулась, – И, кажется, они были другими. Я не знаю, как это объяснить, но аура… она была другая, более чистая. Но потом, – банши нахмурилась. Ее взгляд ушел сквозь Питера, куда-то вдаль, когда в памяти стали воскресать картины из прошлого, – Там было много крови. Сражения, жертвоприношения, убийства… повсюду были израненные тела – и кровь. И тогда уже появилась та картина, которую я видела и сегодня: Неметон, каким мы знаем его сейчас, – банши моргнула, снова фокусируя взгляд на мужчине, – В этом и есть причина? Войны? Убийства? Но они были всегда. В этом нет никакого смысла, – Лидия беспомощно посмотрела на Питера, – Или же это личная месть? Как моя? – последняя мысль мелькнула в сознании девушки, но высказать ее Лидия так и не решилась. Слишком пугающей была параллель, которую она неосознанно провела. Все ведь должно было быть не так – все не должно было быть так.

+2

35

- Дай-ка я угадаю. Никак, всё опять упирается в решения МакКолла? - Питер ухмыльнулся криво. Что же, вполне ожидаемо. - Сверкающие доспехи Истинного Альфы уже не кажутся такими расчудесными, да? С каждым прожитым днем мне сдается, что его неспособность решать ситуацию, выбирая из двух зол меньшее, в конце концов приведет его к краху. По меньшей мере, за его нерешительность дорого поплатится его же стая. Печально, но его пример не будет первым. От этого будет лишь только горше. Скотт уже давно пересек черту, за которой решить вопрос полюбовно уже не получится, какие бы щенячьи глазки он не строил. Дальше нет пути, если он не готов замарать руки. Ну что же.. ему давно пора раскрыть глаза на реальный мир. Ты почувствовала в лесу, с чем мы имеет дело. Никакие слова тут уже не помогут. Недурно бы донести это до Скотта вовремя.
Питер не отводил взгляда с лица Лидии, когда она говорила о Тео. Волну ярости и горечи он прочувствовал замечательно. И от увиденного у него по спине пробежали приятные мурашки. Еще несколько дней назад услышать подобные слова от Лидии было бы невозможно. Несколько дней назад она была сплошным комком боли и страха и нерешительности, а теперь? Теперь за миловидным фасадом проглядывала фурия, и зрелище было почти возбуждающим. Питер облизал губы.
- Я - не Истинный Альфа. Я вообще не альфа, дорогая. И у меня нет предрассудков. Если Тео Рейкен будет представлять опасность, моя рука не дрогнет.
Питеру наверно нужно было бы намекнуть Лидии, что если таково её желание, справиться с Рейкеным она может даже лично. Силы крика банши хватит на то, чтобы оглушить даже альфа-оборотня. А ума Лидии хватит на то, чтобы выбрать смертельное для волка оружие. Всё, что необходимо для мести, у неё уже имелось. Но если она всё еще не уверена в своих силах, Питер не будет против ей помочь. Ему не впервой убивать. К тому же... Хейл улыбнулся едва заметно. Убийство альфы даст ему то, что сейчас так необходимо. Статус. Силу. События определенно  решили разворачиваться по его интересам.
Месть... Питер задумался о том, как тема мести красной нитью пробегает практически во всех сложных ситуациях, которые творились в Бикон Хиллс в последние годы. Месть всегда была основной причиной неприятностей, смертей и боли.
- Месть всегда имеет личный контекст. Не бывает мести ради высокой моральной цели и красивых лозунгов. Месть — это всего лишь воздание по заслугам. Злая, но чертовски удовлетворяющая кара виновнику большой боли. Что-то, чего мы не знаем, разозлило кодаму настолько, что он потерял свою природу. Мы можем гадать, чем именно не угодил ему Бикон Хиллс, но от этого не изменится ровным счетом ничего. Он начал войну и первые капли крови уже оросили землю. Обратного пути нет. Не существует варианта событий, где ты простишь его за то, что Айзека больше нет. Так стоит ли забивать голову этими вопросам, Лидия? - вопрос был скорее риторическим. Питер вовсе не отчитывал банши, он в большей степени праздно размышлял. Ведь ему представилась редкая возможность быть самим собой рядом со своей спутницей и компаньонкой.
- Когда кодама перейдет в наступление, мы узнаем всё, что требуется. В этом я не сомневаюсь. Такие глобальные действия и  жестокость уже сейчас характеризуют духа, как психопата. Дальше будет только хуже. Больше крови — больше ненависти.
- Ты навела меня на интересную мысль, дорогая, -  Питер кивнул, будто бы в знак одобрения. - Тео Рейкен стал альфой под началом кодамы. Но его главная опасность  вовсе не в  том, что он способен  растерзать огромное количество не угодивших ему людей. Он — Альфа. А значит способен обращать. Вот где дела могут обернуться совсем скверно. Что мешает жаждущему силы альфе собрать собственную стаю из ничего не подозревающих бедолаг с улицы? Что мешает ему пойти по стопам Девкалиона, забирая едва проглянувшую силу своих бет известным способом? Если я что-то и знаю о Тео, так это то, что своего он не упустит. А кодама не упустит его.
Питер говорил о Тео не просто так. Он видел, что эта тема находит наибольший отклик в Лидии. Банши хочет мстить. Хочет убить того, кто убил её... возлюбленного? Нет, пожалуй, не стоит лепить ярлыки. Лидия просто хочет мстить  за друга. Этого достаточно, чтобы оправдать её. Питер продолжал тему Тео, чтобы  посмотреть насколько далеко она способна зайти на текущий момент.

Отредактировано Peter Hale (05-12-2017 22:12:50)

+3

36

  – Скотт здесь не при чем… – тихо пробормотала Лидия, отводя взгляд. Не с ним она говорила в ту ночь. Хотя, возможно, ей стоило. Быть может, гораздо вернее было бы поговорить с МакКоллом. Он знал Тео лучше всех. С его помощью можно было не только отыскать убийцу прежде, чем он навредит кому-то еще, но и совершить, наконец, то, чего тот заслуживал. Снова. В идеале это нужно было делать по горячим следам – теперь банши это понимала. Но разве могла она тогда думать об этом? Разве она могла думать об убийстве? Разве не достаточно их уже произошло? Только вот одно это могло бы предотвратить последнее и – кто знает, сколько новых? Но было еще одно "но". Какая-то часть Лидии хотела защитить друга, альфу. Скотт принимал верные решения не раз. Его благородство, способность сохранять веру в людей, которые, по мнению Лидии, вовсе этого не заслуживали - по правде сказать, это восхищало банши. Лидия была способна на жертву - к чему лукавить - но ради тех, кто был ей дорог. Скотт же верил в каждого. Но в этом и была причина, по которой МакКолл - в первый раз - не станет ее союзником. Он едва ли пойдет на такой шаг. Он долго сомневался, принимать ли Тео в свою стаю, когда тот еще этого хотел. Он знал - или догадывался, что Рейкену нельзя было верить. И все же истинный альфа едва ли был способен на убийство некогда – пусть и далеко в прошлом – но лучшего друга. А она? Лидия Мартин способна на убийство? Эта мысль заставила девушку дрогнуть. Она хотела этого - да. Но сможет ли в решающий момент сделать последний шаг? Здравое ли это было решение – или всего лишь очередная эмоция? Этот выбор - в очередной раз - вел на путь, назад с которого она повернуть уже не сможет.

   – Хотя, вероятнее всего, он и сейчас найдет возможность оправдать Рейкена… - в голосе банши послышалась горечь, – Как и всегда, – девушка провела рукой по волосам, откидывая со лба рыжие пряди, – Возможно, будь это не так, меня бы здесь не было, - она усмехнулась.

   – Он уже представляет опасность, Питер. Он убил человека. Того, кто спас его, – Лидия посмотрела в глаза мужчины долгим внимательным взглядом, – С меня хватит моральных учений. Я устала от оправданий. Я не хочу больше верить в то, что каждый достоин спасения. Не каждый. Тео Рейкен не заслуживает. Скотт хотел убить тебя, – банши сверкнула глазами, – И он сделал это без колебаний. Где были тогда его моральные принципы? Я хочу, чтобы Тео Рейкен был мертв. Он заслужил это. За все, что он сделал. Со мной, с Айзеком – со всеми. Он убил собственную сестру, чтобы выжить самому. Он заслужил отправиться в Ад и оставаться там.

   Лидия откинулась на кресло, скорее по инерции допивая уже порядком остывшее какао. Она снова позволила эмоциям завладеть ее сознанием, управлять собой. Но на этот раз ей это нравилось. На этот раз все казалось правильным. Ей не было больно – разве что где-то глубоко – там, где она похоронила свою скорбь на шесть футов под землей. Лидия чувствовала уверенность. Впервые за долгое время. Питер не останавливал ее, не пытался осадить или переубедить ее – он разделял ее мнение. По крайней мере, в той его части, которая касалась жизни – или вернее, смерти – Тео Рейкена. И девушка была благодарна ему за это. Она хотела чувствовать это. Хотела ненавидеть Тео так сильно, чтобы эта ненависть заглушала все другие эмоции.

   – Мне не нужно еще больше причин, чтобы прикончить этого мерзкого предателя, Питер. Чем скорее мы сделаем это – тем лучше будет для всех, – Лидия поставила пустой стаканчик в держатель сбоку от себя. Помедлив, девушка снова подняла взгляд на мужчину.

   – Вчера ночью я пробовала… я хотела увидеть что-то… где он или что делает... что будет с ним... хоть что-нибудь, – Лидия признавалась неохотно, ожидая закономерного упрека от Питера, но в ее глазах сверкнул огонек вызова, – У меня не получилось достаточно сконцентрироваться. Я была... слабой, - с явным неудовольствием почти выплюнула последнее слова девушка, - Но я хочу попробовать снова, – голос банши снова звучал твердо, – Я подумала… Рейкен заслуживает смерти, но пока мы не сделали это, он ведь связан еще с Кодамой. Если у меня получится увидеть что-нибудь, связанное с ним, это бы помогло, ведь так? Кроме того, так мы сможем узнать, если он собирается кого-то еще убить. Это ведь то, что я должна делать, – уголки губ девушки дрогнули в слегка неестественной, будто вымученной, улыбке, – предсказывать смерть?

+3

37

Питер слушал Лидию не перебивая. Наблюдать за ней сейчас было одно удовольствие. Иные назвали бы её слова жестокими и злыми, но Питеру импонировали чистые эмоции, даже когда речь шла о том, чтобы лишь кого-то жизни. Даже заслуженно. Пожалуй, именно это добавляло всей ситуации пикантности.
Лидия хотела мстить. Она раз за разом окуналась в ушат полный холодной горечи до тех самых пор, пока её тело не привыкло к звучанию страшных слов. Своеобразная процедура «закаливания» завершилась. И в итоге перед Питером оставалась решительная молодая девушка, с огнем в глазах жаждущая человеческой крови.
Нет, черт возьми, он не ошибся. Ни тогда, когда укусил её. Ни сейчас, когда выбрал банши в союзники. Должно быть, само провидение желало, чтобы они продолжали поддерживать свои отношения, какими бы странными и пугающими они ни были.
Хейл слегка склонил голову на бок:
- Непослушная девчонка... - но вопреки всему мужчина улыбнулся. Вчера Лидия и без того выложилась на полную. Её самостоятельные попытки идти наперекор указаниям могли бы аукнуться ей сильнее, но раз всё обошлось, Питер не видел резона ругать свою банши за своеволие. Он ей не нянька. - Верно. Если тебе удастся увидеть его, он может привести нас к кодаме. Сомневаюсь, конечно, что Рейкен сидит при кодаме как цепной пес, но даже малой крупицы информации будет достаточно. Как говорится, на безрыбье... - за эти несколько дней в голову новоиспеченного альфы могло прийти что угодно. Но Питер уже убедился, что газеты Бикон Хиллс не пестрят сообщениями о смертях от звериных когтей — пока он наливал Лидии какао, у него была минута, чтобы ознакомиться с газетными заголовками. Может быть Тео уже собирает стаю? Как бы там ни было, Рейкен затаился. Или же сам попал под раздачу. Второе было бы, безусловно, куда приятнее.
- Но для этого тебе нужно как следует настроиться. И салон машины точно для этого не подойдет. Твои способности требуют огромной концентрации, Лидия. Чтобы видение было четким, нужно делать перерывы, - Питер повернул ключ в зажигании и завел мотор. - Но сперва ты примешь горячий душ. И это — не обсуждается.

Через час с небольшим Хейл уже сидел в своей квартире и слушал, как за закрытой дверью ванной комнаты шумит душ. Перед ним на столике стояла всё та же свеча с черным фитилем, а чуть дальше, на углу, лежали две пустые коробки от китайской лапши на вынос, которую они с Лидией захватили по пути домой. Каким бы напряженным не был этот день, но им обоим всё же требовалось подкрепиться.
Хейл не случайно отправил банши как следует прогреться. Лидии нужно было собраться с силами. А после переживаний в лесу помочь ей в этом могло только время. И горячая вода.
Питер зажег свечу. За всеми событиями сегодняшнего дня, он почти не заметил течения времени. Пасмурное утро уже давно переросло в пасмурный день, да и он клонился к мутным сумеркам. Оборотень откинул крышку лаптопа, стоявшего тут же рядом на  столике и принялся просматривать записи в бестиарии. Подсвеченное синим лицо его  казалось зловещим и холодным. За чтением и поиском бежали минуты, но Питер отвлекся лишь когда дверь ванной открылась. Мужчина вскинул взгляд поверх монитора. Лидия уже знает что делать, ему остается только наблюдать.
- У тебя есть хорошие шансы. За последнее время полицейские сводки хранят молчание. По крайней мере ничего такого, что могло бы сойти за жертву Рейкена не наблюдалось.

Отредактировано Peter Hale (07-12-2017 21:42:40)

+2

38

   Лидия не стала возражать. Питер ведь не отверг ее желание – ей просто придется немного повременить. Справедливости ради, стоило сказать, что и сама банши не хотела заглядывать в зыбкие материи своего дара в автомобиле посреди заправки. Да и горячий душ ей сейчас был бы очень кстати. Девушка лишь пожала плечами, безмолвно произнося "как скажешь" и плотнее закутываясь в клетчатый плед. Машина плавно тронулась с места. Только сейчас, свернувшись клубком в теплом салоне, слушая приглушенный шум города за окном и тихое шуршание шин по дороге, Лидия почувствовала, как усталость и критический недостаток сна за последние несколько дней стали брать свое. Банши прикрыла глаза, погружаясь в собственные мысли. Тепло салона и тишина, нарушаемая только естественными звуками города, расслабляли, позволяя ненадолго забыть о страхе и волнениях. Она почти задремала к тому моменту, как автомобиль мягко остановился, оповещая о конце их маленького путешествия.

   Стоя под горячими струями воды, Лидия чувствовала, как расслабляется ее тело, как утекают вместе с пеной пахнувшего чем-то цитрусовым геля для душа частичка боли и изжившие себя уже переживания. Она принимала ситуацию – теперь уже полностью. За последние сутки произошло многое. И начиная с самого первого момента, когда она переступила порог этой квартиры вчера вечером – Лидия не знала, правильно ли она поступила. Мысли о вчерашней ночи, так старательно загоняемые как можно дальше, теперь проникали в сознание девушки. Питер спросил ее, жалеет ли она. Лидия не ответила ему напрямую тогда – не знала четкого ответа и сейчас. С точки зрения морали, она поступила безнравственно. В конечном счете, все уверения Питера о необходимости такого шага, едва ли были убедительными. Но она позволила ему себя убедить. Позволила себе сдаться. Отступить однажды на шаг назад – чтобы без оглядки двигаться вперед. Питер дал ей то, в чем она так отчаянно нуждалась все это время – опору. Иногда нужно сломать неправильно растущую кость, чтобы выправить ее в нужном направлении. Питер внутренне сломал ее – или, вернее, завершил то, что происходило уже давно – но и взял на себя труд поддерживать ее, не давая упасть. И сейчас Лидия осознавала, что это было гораздо больше, чем она, в конечном счете, могла дать ему. Давно ли Питер Хейл стал соглашаться на неравноценный обмен?

   Только выйдя из душа, Лидия сообразила, что завтра ей все же придется вернуться домой, только если она не собирается ходить в одежде Хейла. Пока же у нее было не много вариантов. Разгуливать перед оборотнем в одном полотенце, едва прикрывающем ее тело и то и дело норовящем соскользнуть, она точно не собиралась. Одолжить рубашку Питера – двусмысленно и слишком интимно. К счастью, в душе она обнаружила оставленный там – нарочно? – темно-синий халат, слишком большой и длинный для ее роста, но зато гораздо больше подходящий "случаю".

   Тучи за окном по-прежнему скрывали солнце, и не понятно было, день был еще или уже вечер. Лидия не вела счет времени, и включить телефон она так и не решилась за все это время, хотя, быть может, стоило. Вернувшись в гостиную, она села рядом с Питером, как и вчера, обращая пытливый взгляд на мужчину. В голубом свете монитора его лицо казалось зловещим и почти мертвенно бледным. В светлых глазах плясали отблески огня свечи, словно напоминая о прошлом. Несколько секунд Лидия молча смотрела на Питера, словно в первый раз по-настоящему разглядывала черты. Странно было видеть его таким спокойным. Обычно они пересекались, когда ситуация выходила из-под контроля – и времени на вот такие размеренные разговоры и самоанализ не было чуть больше, чем совсем. Лидия не привыкла чувствовать себя рядом с Хейлом спокойно. Было странно сидеть рядом с ним в его же халате и не видеть во взгляде мужчины привычной насмешки, не слышать в голосе холода и колючего сарказма.

   – Это хорошо, ведь так? – девушка поджала под себя ноги, поправляя полы слегка раскрывшегося при ее движении халата, – А что насчет зеленых глаз? Есть идеи, кто это может быть?

   Лидия скользнула взглядом по столу, остановившись на горящей свече. Она потянулась, придвигая ее ближе к краю стола и ближе к себе. Огонек дрогнул, отзываясь на движение, и снова выпрямился, лишь слегка покачиваясь на воздухе. Банши сделала глубокий вдох и медленно выдохнула, концентрируя взгляд на оранжевом пламени. Она сосредоточилась на одной мысли – на одном конкретном человеке. Окровавленные когти, звериный оскал – она представляла его таким, каким видела последний раз, и воспоминания эти заставили невольно дрожь пробежать по телу девушки. Лидия прислушалась, но даже навязчивый костяной перестук куда-то исчез, отдалился от нее. Секунды текли одна за другой, но банши ничего не видела. Это заставляло ее нервничать, то и дело беспокойно сжимая губы или хмурясь.

   Девушка бросила растерянный взгляд на Питера, но тут же снова отвела его, возвращаясь к свече. Она ведь сама хотела попробовать - он не заставлял. Она не имеет права отступить. Лидия закрыла глаза, воскрешая в памяти более четкую картину. Она восстанавливала последнее видение, в котором видела Тео. Сложно было спрятать его глубоко в памяти – вытащить же обратно было слишком легко. Внутри что-то дрогнуло при виде до боли знакомых силуэтов. Лидия терпеливо пыталась сосредоточиться на Рейкене, не позволяя мыслям сорваться на другого оборотня. Долгое время она просто раз за разом прокручивала в голове одну и ту же сцену - за минуту до драки. Она вглядывалась в нечеткие черты парня, пытаясь как можно четче представить его. Погружение в видение произошло резко и неожиданно.
   
   Банши быстро шла по сухой мерзлой земле, периодически спотыкаясь о сучья и корни, торчащие под ногами. Она спешила – но куда? От кого? Или к кому? То и дело оглядываясь назад, Лидия продвигалась все глубже в лес. Где-то в стороне послышался треск сломанной ветки. Резко остановившись, девушка обернулась на звук. Она слышала чьи-то шаги – тяжелые и быстрые. Развернувшись, девушка еще быстрее пошла в прежнем направлении. Шаги ускорились. Лидия перешла на бег. Страх липкими пальцами пробирался в сердце. Треск сучьев усиливался, все приближаясь. Впереди показался просвет. Где-то справа мелькнула крупная тень. Банши отчетливо увидела лишь яркий свет красных глаз. Альфа.

   Секунда, две – и девушка выбежала на просторное плато, посреди которого темным пятном высился Неметон. Лидия резко остановилась, едва не врезавшись в спину мужчины, стоявшего подле дерева. Незнакомец не шевельнулся, будто и вовсе не заметил ее, но отчего-то Лидии казалось, что это было не так. Инстинктивно она сделала шаг назад, но в ту же секунду позади нее раздалось низкое рычание и шум тяжелых шагов. Девушка развернулась – и тут же испуганно отступила. Искаженное злобой лицо, звериный оскал, налитые кровью глаза – в чертах едва угадывался Тео. Лидия медленно отступала, хотя и осознавая, что бежать уже нет смысла. Оборотень приближался, не сводя глаз с банши. Его одежда и руки были в крови. Сердце Лидии отчаянно билось в грудной клетке, выдавая страх девушки. Где-то вдалеке она, казалось, слышала чей-то голос, кто-то звал ее по имени, но он словно не вписывался в реальность. Она хотела отвести взгляд в сторону, посмотреть на мужчину, стоявшего посреди поляны, но что-то словно мешало ей, почти физически отталкивая от него. Она не помнила, как оказалась здесь – отчаянный звоночек разума, попытка выбраться из омута – но подумать об этом не было никакой возможности. Когтистая рука взметнулась в воздухе, замахиваясь для удара...

   Лидия вскрикнула, инстинктивно поднимая руки в попытке защититься. Глаза банши были по-прежнему закрыты, но тело двигалось, повторяя движения в видении. Сердце бешено колотилось в страхе. Все казалось слишком реальным.

Отредактировано Lydia Martin (08-12-2017 00:52:50)

+2

39

Едва ли Лидия осознавала, насколько сильно пропиталась её запахом квартира Питера. Об этом мог судить только нюх оборотня. Но даже не обладающий чутьем человек, случайно приметивший эту уютную сцену в гостиной наверняка бы принял Лидию за полноправную жительницу. Тихие шаги босых ног, шорох слишком длинных рукавов халата с мужского  плеча... Эти незначительные мелочи наполняли жилище Хейла жизнью.
Прежний Питер не сдержал бы комментария. Он бы не упустил возможности проехаться катком цинизма по гордости Лидии. И получил бы удовольствия от смущения и возмущения в её глазах. Но мужчина молчал, оставляя все свои замечания себе. То, что  Лидия вела себя естественно было ему на руку. Она всё меньше ощущала себя в гостях в этом доме. А это значит, всё шло так, как должно было. Они привыкали друг к другу.
- Это не плохо, - Питер слегка кивнул и отодвинул от себя лаптоп, чтобы повернуться к девушке. -  Значит у тебя еще есть шанс предотвратить то, что неизбежно случится.
Питер имел в виду, конечно, смерть. Как верно заметила сама банши, её основной способностью всё же было и осталось предсказывание приближение костлявой дамы с косой.
- Ламии были бы первыми в списке, кого стоило подозревать. Но, согласно бестиарию, зеленый цвет глаз еще и отличительная черта большинства оборотней-кошек. Учитывая то, что затевает кодама и пробудившиеся силы Неметона, Бикон Хиллс как никогда притягивает сюда сверхъестественных существ всех мастей. Посуди сама, когда-то, ты знала лишь о существовании оборотней-волков. Затем появился канима. Китсуне. Ногицуне. Оборотень-койот. Ламии. Список можно будет продолжать бесконечно, если кодама преуспеет. А доступность дальних перелетов сделает Бикон Хиллс практически интернациональным. Среди кошачьего царства есть персонажи гораздо более неприятные, чем можно предположить. Но пока не будем делать окончательных выводов. Одного цвета глаз недостаточно, чтобы уже готовить противодействие. Пока у нас есть и другие  дела.
Лидии требовалось настроиться, поэтому Хейл замолчал. Она и сама уже поняла, как нужно действовать и даже прикладывала определенные старания к тому, в чем должна была стать экспертом. Однако, видение запаздывало, и это не укрылось от внимания Хейла. Когда глаза Лидии наконец приобрели отсутствующее выражение, он уже было решил, что дело в шляпе. Но уже спустя минуту оборотень озадаченно свел брови.
Лидия выглядела так, словно её хватил удар. Её пустые глаза были устремлены на  огонь, но руки и всё тело вздрагивали, мелко и пугающе планомерно. Словно перед ним сидела жертва эпилептического припадка. Питер накрыл своей ладонью дрожащие пальцы.
- Лидия.
Никакой реакции.
Он позвал еще, громче и придвинулся ближе. То, что видела банши в огне свечи, явно не было приятным зрелищем. Хейл крепче сжал тонкие пальцы, но Лидия тут же вырвала их из плена чужой ладони. Она закрылась руками, так, словно что-то невидимое пыталось растерзать её на месте.
- Лидия, возвращайся.
Ему пришлось схватить её за запястья, прижать их к бокам её же тела. Зажмуренные глаза, которые он обнаружил за сомнительной преградой, тоже не внушили Хейлу уверенности в том, что видение было удачным. Он сделал то, что нашел нужным для того, чтобы ощущение реальности стало для Лидии осязаемым. Оборотень обнял замершую девушку, его пальцы мягко вплелись в еще влажные волосы на её затылке.
- Лидия. Можешь считать меня перестраховщиком, но на сегодня тебе хватит путешествий. Даже слепой поймет, что Тео будит в тебе эмоции, которые ты не можешь еще контролировать на уровне сознания.
Питер говорил тихо, но он точно знал, что его услышат, ведь его шепот звучал Лидии на самое ухо.
- Тебе нужно еще немного времени, чтобы остыла твоя ярость. Чтобы твоя злость и ненависть к убийце не застилала глаза. До тех самых пор не ты, а твои видения будут управлять тобой. Ты видела его? Видела таким, каким он стал в ту ночь?
Питер подался немного назад, чтобы видеть бледное лицо девушки.
От Лидии пахло страхом. Тем самым животным страхом, который поселяется в человеке и пускает свои корни так глубоко, что вырвать этот сорняк практически невозможно. Как бы Лидия не ненавидела Рейкена, как бы ни хотела отомстить, но страх перед таким противников не уходил никуда. Это боялась прежняя Лидия. Та, что не могла постоять за себя. Та, что позволяла событиям идти своей чередой.
- Ты не на настолько бесполезна, дорогая, чтобы закрываться руками от острых когтей и клыков. Ты не жертва. Ты такой же хищник, как любой оборотень, если не  опаснее, - Питер мягко коснулся пальцами ямки между ключиц банши. - Твоя сила тут. Она всегда была с тобой. Не позволяй страху сдавливать тебе горло. То, что ты видишь — всего лишь картинка в твоей голове. А в твоей голове действуют только твои правила.

+1

40

   Лидия приготовилась к удару. Когтистая лапа должна была обрушиться на нее в любую секунду, вспарывая кожу и разрывая плоть. Но этого не произошло. Тяжело дыша, все еще зажмурившись, Лидия замерла. И, казалось, все остановилось вместе с ней. Словно кто-то невидимый поставил сцену на паузу. Хотелось отнять руки и посмотреть, что происходит, но девушка боялась, что как только она двинется – все снова придет в движение, и оборотень растерзает ее.

   Лидия прислушалась. Где-то вдалеке она слышала чей-то голос. Сначала тихий, почти неясный – она никак не могла понять, что же он говорит. Но постепенно звуки приближались, будто заполняя ее сознание. Казалось, он раздавался прямо в ее голове, хотя, безусловно, Лидии не принадлежал. Реальный ли он? Банши не знала этого. Но он буквально обволакивал ее тело, успокаивал, подчинял себе, заставлял верить ему. И Лидия подчинилась. Сделав глубокий вдох, девушка резко опустила руки, одновременно открывая глаза.

   Яркий свет бил откуда-то сверху, заливая лучами темно-зеленую коротко стриженую траву. Лидия обернулась, оглядываясь кругом и замечая ровные ряды трибун. Она была в школе. На поле для лакросса. Яркие софиты, включенные на полную мощность, резко контрастировали с антрацитово-черным небом, освещая зачем-то совершенно пустое поле. Где-то вдалеке послышался крик. Девушка испытывала острое ощущение дежавю, но никак не могла вспомнить, где она уже все это видела. Повинуясь интуиции, она обернулась. В темноте леса она видела неясную тень – фигуру, которая приближалась к ней. Банши нахмурилась, вглядываясь вдаль, но яркий свет, бивший в глаза мешал рассмотреть идущего. Лишь через несколько долгих мгновений Лидия осознала, что происходит. Девушка опустила глаза, обнаруживая на себе свое выпускное платье. Все повторялось. Снова. Она вздрогнула, поднимая взгляд на приближавшуюся фигуру. Звериный оскал, кровь, неприятно блестящая в свете софитов – она была везде: на лице, на одежде… Тео Рейкен приближался. Еще секунда – и он доберется до нее. Почему же она не бежит? Лидия хотела сорваться с места и побежать как можно быстрее, но что-то удерживало ее. Голос, звучащий в сознании.

   – Ты не жертва… в твоей голове действуют только твои правила.

   Лидия набрала в грудь побольше воздуха, поднимая руки и направляя их раскрытыми ладоням в сторону оборотня. Пронзительный крик пронесся над лесом, мощной волной отбрасывая парня назад – прочь от банши. Видение подернулось рябью, словно круги на воде от брошенного в нее камня. Поле для лакросса снова превратилось в лес, перед ней по-прежнему был Неметон и мужчина – теперь повернувшийся в ее сторону, но его лицо мешала разглядеть дрожь, покрывшая видение. С каждой секундой под криком банши оно разрушалось, распадалось на части, растворяясь в темноте. Мгновение – и все исчезло.

   Лидия резко открыла глаза. Видение все еще стояло перед глазами, накладываясь на реальность. Горящие красным глаза, ужасающие клыки… Она все это уже видела - и теперь память играла с ней злую шутку. Девушка испуганно вскрикнула, отталкивая от себя мужчину и забиваясь в угол дивана. Но с каждой секундой сознание прояснялось, пусть и с трудом, но отделяя иллюзию от реальности. Волчьи черты пропали, сменяясь серьезным и обеспокоенным взглядом голубых глаз. Тяжело дыша, Лидия разжала пальцы, которыми в страхе, до побелевших костяшек вцепилась в подлокотник дивана.

   – Питер… – в голосе девушки ясно слышалось облегчение. Она была рада видеть его. Определенно, новое чувство для банши. На мгновение Лидия подалась вперед в безотчетном порыве… что? Обнять Питера Хейла? Это, пожалуй, гораздо более странно, чем ее видение. Девушка одернула себя, замерев на месте.
   
  – Что произошло? – во взгляде банши читалась обеспокоенность. Выражение лица Хейла не говорило ни о чем хорошем. Могла ли она неосознанно навредить ему? Еще одно новое чувство. С каких пор Лидия Мартин беспокоится за Питера?

Отредактировано Lydia Martin (10-12-2017 19:42:29)

+1


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » Личные эпизоды » Меняя Маски


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC