Sid Kolfree

Stiles Stilinski

Theo Raeken

Teen Wolf: The battle with the Death

Объявление


Таймлайн: после 6"а",

октябрь-ноябрь 2017 года;

полнолуние: 5 октября; 4 ноября.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » С нами на века » Double mistake


Double mistake

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

double mistake
http://s5.uploads.ru/QAOga.gif  http://s4.uploads.ru/T8Gry.gif
http://se.uploads.ru/Fz4Gs.gif  http://s5.uploads.ru/429QF.gif

Участники:
Samantha Monroe, Sarah Ellis, Nagai Nozomi, Zachary Lonel

Дата, время и место:
24 октября 2017 года, около полуночи, переулок возле заброшенного дома с местом преступления

Погода:
где-то в дали гремит гром и вот-вот пойдет сильный дождь

КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Преследуя призрак своего страха, Сара Эллис переходит дорогу Саманте Монро не в самое лучшее время. Однако брюнетку успеют остановить, а заодно и оставить урок на всю жизнь для обеих девушек. И они здесь совсем не одни, как предполагали изначально.

Отредактировано Sarah Ellis (24-09-2017 15:39:41)

+3

2

Когда ты ребенок, ты думаешь, что мир вертится вокруг тебя. Ты думаешь, что всегда будешь защищен и окружен заботой. А потом... ты понимаешь, что это не так.

  К сожалению, Саманта довольно рано осознала, что мир не крутится во круг нее и что она не является центром всей планеты. Детство закончилось в тот момент, когда она впервые обратилась. Было страшно и этот страх до сих пор преследовал девушку являясь ей во снах и не давая спать по ночам. Тот день - единственное воспоминание, что осталось у нее от прошлой жизни и этот день был так ужасен, что Сэм с радостью забыла бы его, как и все те воспоминания, что почему-то, по какой-то такой непонятной, странной и необъяснимой причине, стерлись из ее памяти, оставляя лишь белый лист и кошмары по ночам. Пугающие, кровавые кошмары. Монро вряд ли можно назвать пугливой, но эти сны, они забираются ей под кожу, заставляя леденеть кровь в жилах, а сердце останавливаться и пропускать удары. Каждый кошмар накладывает определенный отпечаток на нее и каждый раз, после пробуждения, заставляет девушку по долгу сидеть в постели не решая сделать и малейшего движения. Сэм не из пугливых, определенно не из них, но ее собственные кошмары пугают ее до глубины души.
  Сэм вновь открывает глаза, ее взгляд замирает на часах. Пятнадцать минут. Пятнадцать, чертовых, минут - столько она спала, но этого времени оказывается достаточно для того, чтобы очередной кошмар заставил ее тело застыть в одной позе, лишь изредка подрагивая от напряжения. Когти впиваются в матрас и подушку. В голове неистовый вопль, но с губ не срывается ни единого звука. Монро сидит так всего минуту, но по ощущениям, кажется, что прошла уже целая вечность. Дыхание наконец выравнивается и девушка резким движением руки запускает подушку в противоположный край комнаты. Тонкая ткань наволочки рвется, перья разлетаются по всей комнате. И подобно тому, как чуть покружив в воздухе, перья медленно опадают на кровать и пол, так и сознание Саманты улетает куда-то прочь, оставляя девушку в руках животных инстинктов.
  Волчица бредет по улицам совершенно не разбирая дороги и не ориентируясь в пространстве. В голове совершенно не осталось мыслей, а чувства затмила жажда крови. Вряд ли Сэм вспомнит хоть что-то из этого, но вполне вероятно, что это вернется к ней и пополнит ее коллекцию ночных кошмаров. Ну а пока, как говорится, сна ни в одном глазу и Сэм сама готова стать ночным кошмаром для блондинки, которую замечает в переулке, рядом с домом, где, кажется, совсем недавно было совершено преступление. Осторожно, словно кошка, что охотится на мышь, Сэм подкрадывается со спины и нападает на блондинку, рывком впечатывая девушку в бетонную стену. Монро, крепко держа незнакомку, чуть склоняет свою голову набок при этом облизывая губы, глаза же ярко сияют желтым.

Отредактировано Samantha Monroe (13-09-2017 22:15:00)

+3

3

   Она прекрасно знала - на что идет, ступая на следы преступника. Ее совершенно не обманывало шестое чувство и ангел хранитель, который всячески старался преградить дорогу своей подопечной. С самого утра, когда в голове Сары возникла эта дурацкая идея, все пошло не так: порвались ее любимые удобные штаны; подгорела гребаная яичница, которую девушка, собственно, не особо и хотела; соседка налетела на нее, наорала и оторвала лямку рюкзака; запнувшись об порог, Эллис врезалась в старый комод и рассекла губу. Все словно говорило ей: "Сиди дома, глупая девчонка!" Но блондинка была не из робкого десятка, да и все эти недомолвки со стороны Джордана убивали ее, вгрызаясь своей таинственностью в ее уши и сердце, а голос в голове будто нарочно подговаривал девушку залезть в этот дом и найти доказательства того, что существуют чудовища.
  Еще в сводках полицейского участка ее отца Сейди часто замечала странные дела, относящиеся к Бейкон Хиллс. На все вопросы Джек лишь улыбался и убирал дела подальше от глаз дочери. До них Эллис так и не добралась, но теперь ее ничто и никто не должен был остановить. Вооружившись лишь фонариком и кастетами и облачившись во все черное [а также в те неудобные и нелюбимые штаны], блондинка направилась к тому злосчастному месту, которое высмотрела на столе у Джордана. Все, что она успела узнать об этом преступлении, так это следующее: неестественная смерть; глубокие рваные раны, которые наносились большими когтями медведя; однако следов медвежьего присутствия не было обнаружено, только следы второго человека. Чем больше было сведений, тем больше возникало вопросов.
   Нагнувшись, чтобы не задеть полицейскую желтую ленту, Эллис оказалась в полуразрушенном доме. Ветхие стены, прогнившие полы, ветер, который гулял здесь словно хозяин, мертвые птицы, тараканы, которые не стеснялись бегать под ногами девушки - все это создавало единый образ брошенного дома с приведениями, словно из книг Стивена Кинга. В центре, видимо, гостиной красовалось багровое пятно, въевшееся в старые доски. Лунный свет проникал сквозь разбитое окно, затрагивая лучами место преступления. И, собственно, на этом все. Никаких следов присутствия монстра, или демона, или кого-нибудь похлеще. Насмотревшись сериал про двух братьев-охотников, девушка начала обыскивать помещение, передвигаясь с фонариком на полусогнутых. Пройдя по всей комнате, Сара уже отчаялась, как вдруг заметила возле окна глубокие царапины от когтей. Выпрямившись, она подошла ближе и, наведя на место фонариком, осторожно коснулась стены. Размах превышал ее как по росту, так и по размеру. Казалось, что здесь был огромный медведь, который обитает в удаленных уголках планеты. Этими медведями и их размерами пугают маленьких детишек и называют их убийцами. По телу блондинки пробежали мурашки. Съежившись, Сейди решила, что пора уйти отсюда. А затем достала телефон и сфотографировала следы от когтей. Это успокаивало ее, но и в то же время еще больше пугало, ведь ее многолетние догадки начинают потихоньку подтверждаться.
   Тем же путем выйдя из дома, Сара еще раз обернулась, пристально наблюдая за домом, в котором нет счастья, света, жизни. Он стоял одиноким отшельником подальше от "живых" домов. Он не был уродлив, не был маленьким. Если бы в нем кто-то заселился, то он снова был стал дышать глубоко и спокойно. Сейчас же он дышал тяжело, прерывисто, иногда надрываясь, чтобы не сойти с места. Все в нем скрипело, страдало от затухания. И ему было больно от того, что в нем произошло. Эллис любила фантазировать, ибо у нее это хорошо получалось.
   Отойдя еще на пару шагов, девушка снова развернулась. Но уже не из-за сострадания, а потому что почувствовала, что здесь не одна. Минуя единственный фонарь и довольно яркий лунный свет, на дороге вырисовывался нечеткий силуэт. Какого черта? - думает про себя блондинка, делая шаг навстречу, но внезапно ее развернуло. Это были сильные руки. И Сара на секунду подумала, что это ее выследил Пэрриш. Но затем ее тело с бешеной скоростью влетает в стену. Ударившись затылком, Сейди на мгновенье теряется в пространстве. Перед глазами становится образ с длинными волосами. Она не видит лица, словно тьма нарочно это скрывает, видно лишь золотистые глаза. Они были настолько яркими, что даже лунный свет мерк на их фоне. На языке появился привкус крови, видимо, хорошенько ее приложили к бетону. Эллис попыталась высвободиться, как учили в джиу джитсу, но человек без лица был слишком силен, нереально силен. Дрожащими руками блондинка нащупала кастет, кое-как надела на руку и попыталась ударить в грудь. Ноль эмоций. Она старалась ударить ногами, но чертовы неудобные штаны не давали свободу действий. Зрачки Сары расширились от страха, и перед глазами замелькали белые пятна. Девушка начинает всхлипывать, все также отчаянно стараясь вырваться из оков. Голова против ее воли склоняется, а сквозь тьму начинают просматриваться белоснежные... КЛЫКИ? На секунду замерев от ужаса, который охватил ее полностью, Сэл попыталась глубоко вдохнуть и изо всех сил закричала, разрывая свои голосовые связки. Еще не зажившая губа снова начала кровоточить. Казалось, это конец.

с собой

кастеты, мобильный телефон, связка ключей, немного денег и фонарик

+2

4

https://media.giphy.com/media/iZTn5P7dxmRtC/giphy.gif

Время многое меняет в нашей жизни. Меняет место и образ нашей жизни, меняет отношение к жизни и к окружающим, меняет, в конце концов, наш внешний облик и внутренний мир. Только вот с Нагаи это правило почему-то не работает. Или работает не совсем так, как должно. Да, в дни юности и становления полноценной личностью с полностью сформированными жизненными принципами её внутренний мир подвергался изменениям, причем из-за одного события мир её души был изменен так, что от неё прежней, считай, не осталось и следа. Но потом... Потом она не особо со временем менялась. Может, это дар, может, проклятье - никто не может наверняка ответить на этот вопрос. Но одно можно сказать точно: она смирилась с этим и начала принимать это, как должное.

Ночь. Время спокойствия, время душевного и физического отдыха для людей и для многих других сверхъестественных существ. Но не для неё. Ночью она не спит, она изучает территорию Бейкон Хиллс, находит места, из которых удобнее всего держать врагов Арджентов, с которыми, кстати, пока что не налаживала связь в силу определенных причин, на прицеле или на расстоянии прыжка. Наверное, у неё со времен жизни в резиденции самураев эта привычка осталась. И, знаете ли, привычка полезная. Позволяет оказаться в нужное время и в нужное время.
Сегодня она взяла с собой в качестве оружия старый добрый длинный лук со стрелами да верные дайсё, которые никогда её не подводили в бою. А в том, что боевое столкновение, она не сомневалась. Во-первых, потому что направлялась к месту, где недавно был убит человек, причем убит каким-то сверхъестественным существом - это место буквально кишит такими созданиями, о чем, вполне вероятно, знает и местная полиция, раз старается скрыть эту информацию от мирного населения. Во-вторых, потому что может столкнуться с каким-нибудь оборотнем, что вряд ли будет настроен дружелюбно, особенно по отношению к новым обитателям городка. И, в-третьих, наверняка убийца придет на место преступления, чтобы либо замести за собой следы, либо посмотреть на то, что натворил, поддавшись инстинктам.
Как оказалось, взяла не зря. Нозоми, спрятавшая в тени ветвей, заметила двух индивидуумов. И один из этих индивидуумов был настроен крайне агрессивно к другому, напуганному и не знающему, что делать дальше - это ясно давал понять крик, сорвавшийся с уст несчастного, точнее несчастной. Естественно, остаться в стороне не смогла - не хотела, чтобы к числу отправившихся в Ёми добавился еще один человек.
В тело оборотня-омеги вонзилось три стрелы, вошедшие в плоть не слишком глубоко, но достаточно, чтобы при попытке вытащить испытывалась сильная боль. Только после того, как убедилась, что противник не сможет какое-то время регенерировать, кицунэ, явив всем свою лисью, белую, похожую на дым ауру, выпрыгнула из тени и, держа в правой руке дайто, а в левой - сёто, начала медленно оттеснять волчицу от человека.
- Уходи отсюда! - обратилась к пострадавшей, но спустя пару секунд немного прикрикнула на неё, понимая, что, возможно, слова пропустили мимо ушей - такое вполне естественно, когда оказываешься в столь странной ситуации, - Скорее!

Отредактировано Nagai Nozomi (15-09-2017 15:01:45)

+3

5

Обыкновенные волки были каннибалами по натуре, однако те, что походили на людей, были куда страшнее.

  Рука с плеча ползет к горлу и сжимает его с такой силой, что перекрывает девушке доступ к кислороду.  Сэм сдавленно утробно рычит, явно упиваясь тем, что заставляет незнакомку переживать за свою жизнь. Когти впиваются в кожу, разрезая ее и кровь маленькими струйками сочится из ран окрашивая шею жертвы и руку Саманты в алый цвет. Сладковатый металлический запах дурманит, тем самым лишая Монро последней возможности прийти в сознание и взять все под свой контроль.
  Жертва хрипит, жертва брыкается и жертва делает все, чтобы вырваться из цепкой хватки своего обидчика, но все это не увенчивается успехом, так как хватка слишком сильна. И когда удар прилетает Саманте в грудь, то она его даже не чувствует. У нее нет больше чувств и эмоций. Ее самой больше нет. Есть только волк - зверь, что жаждет почувствовать хоть что-то, зверь, что вырвался из долгого заточения и теперь намерен с полна ощутить все то, чего так долго был лишен.
  Отчаяние вперемешку со страхом, исходящие от девушки, долетают до нюха зверя и наполняют его. Волчица упивается этим, радуясь тому, что власть над разумом вновь принадлежит ей. В голове всплывает множество вариантов пыток, но все они недостаточно жестоки, все они не смогут дать волчице того, чего она сейчас жаждет, а потому все они отметаются в сторону и дают дорогу чистой импровизации.
  Большим пальцем волчица сильнее впивается в кожу жертвы, а затем ведет им вниз разрезая нежную плоть, наблюдая за тем, как кровь с удвоенной силой вытекает из раны. Рот от такого зрелища наполняется слюной и волчице тотчас хочется вцепиться своими клыками в шею блондинки и разорвать ее, но вместо этого лишь подносит окровавленную руку ко рту и медленно слизывает с нее кровь.  Сладко-солоноватый привкус оседает на языке и сил сдерживаться больше нет, но жажда поиграть с жертвой все еще сильна. Зверь вновь вонзает свои когти в тело девушки, но делает это довольно осторожно, стараясь причинить как можно боли. Это дается с трудом, но является необходимым. Совершенно не хочется, чтоб девушка потеряла сознание от болевого шока, ведь какая тогда игра, если она отключится? Нет, волчица намерена получить огромное удовольствие от этого процесса. Она ведь не какая-нибудь тупая кровожадная убийца, вовсе нет. Ей нравится играть, нравится упиваться чувствами других, нравится делать больно и чувствовать эту боль через призму отчаяния и страха.
  Когти вновь проходятся по телу девушки, но в этот раз легко, разрезая только ткань одежды и поверхностно царапая кожу. Все это так возбуждает и будоражит кровь, что сил сдерживать себя больше не остается и волчица припадает к шее девушки слизывая кровь и медленно поднимаясь, впивается в губы, чуть кусая и мешая поцелуй с кровью. Целует жадно, почти собственнически. Руки же блуждают по телу блондинки царапая, а затем оглаживая поврежденные участки кожи. Волчице нравится эта игра и когда три стрелы прилетают ей в спину, тем самым заставляя остановиться, безумие новой волной накатывает на нее и отбрасывая от себя жертву, разворачивается в поисках нарушителя такого сладостного уединения. Стрелы вошли не глубоко, но достать их довольно трудно и когда это все же получается, Монро с силой вырывает их одну за одной. Боль разливается по телу, но Сэм не обращает на это внимание. Ей все еще движет безумие, желание закончить начатую игру и отступать вот так она не согласна. Зверь, не произнося ни слова бросается на нарушителя, желая расправиться с ним поскорее и вновь вернуться к блондинке.
[AVA]http://sa.uploads.ru/t/hLswY.gif[/AVA]

Отредактировано Samantha Monroe (15-09-2017 18:20:40)

+3

6

   Выхода нет. Все, что могла сделать, она уже попыталась исполнить. Руки предательски слабели, не слушая и не подчиняясь. Голова начала кружиться, точно Сара словила вертолета после бурной ночи. Ноги подкашивались, а иногда казалось, что коленки выгибаются в другу сторону, больно смещая чашечки. В плоть вонзились острые когти, распространяя адскую боль по всему телу. Организм всячески начал восстанавливаться и сопротивляться поражению, и от этого девушку бросало в жар. Пот выступил на лбу, неторопливо скатываясь маленькими капельками по вискам и щекам. Эллис чувствовала как теплая кровь текла по шее, проникала под кофту, майку, пропитывая все насквозь, но темная ткань от этого лишь блестела, не окрашиваясь. Сейди еще пытается сопротивляться, но второе дыхание будто ей не дано, потому что она моментально почувствовала, как что-то высасывает из нее жизнь. Чувствуя, как монстр облизывал ее шею, блондинка начала кряхтеть. Она снова пыталась кричать, но боль в горле была настолько сильная, что даже рикошетом отдавалась в голову, вызывая спазмы. Пытаясь дышать, пытаясь находиться в сознании, Сара почувствовала на своих губах чужой поцелуй. Эллис открыла широко глаза - перед ней стоял Джордан. По телу иногда возникала боль от острых когтей, но это было не важно, ведь перед ней был он. Парень начал целовать ее, и вкус поцелуя был соленым с привкусом железа. Девушка отвечала на поцелуй, но глаз не смыкала. Что-то было не так. Внезапно он остановился и раскрыл свои золотистые глаза. Это был не Джордан. Это был не он.
   Внезапно девушку отбросило в сторону. Корчась от боли на влажном асфальте, Сара могла слышать лишь отдаленные раскаты грома. Она смотрела в черное небо и совершенно перестала слышать окружение, лишь биение собственного сердца. Удары с болью отдавались в голову, а от этого казалось, что голова пульсирует. Что-то вело ее, что-то заставляло встать. Сквозь пелену, приподняв туловище, будто в вакууме блондинка слышит голос:
  - Уходи отсюда! Скорее! Протерев глаза, Сара увидела не Джордана, а темноволосую девушку с глазами зверя и огромными когтями, как у медведя. Но она не была похожа на медведя, да и кидалась не так, как косолапый. Она была похожа на волка. Оборотень? - подумала про себя Сэл, пытаясь встать на колени. Это удавалось не слишком хорошо, ибо после попытки встать с них, девушка покачивалась и снова падала на землю, прижав пятую точку. Почувствовав, что кастет отсутствует на руке, Эллис начала судорожно мотать головой по сторонам, а когда глазами заметила свое мини-оружие, тотчас поползла в его сторону. В это время в темноте за ее спиной происходила жаркая схватка двух существ, которые не были известны Сейди. Схватив кастет, девушка почувствовала себя слегка защищеннее, а затем каракатицей направилась до близлежащей стены. Упершись полностью спиной, Сара дрожащими руками достала телефон и, включив камеру, начала записывать, чтобы потом не твердить себе о том, что это был всего лишь сон. Испугавшись резких движений двух [девушек?] существ, девушка быстро остановилась и спрятала телефон в штаны. Ей хотелось вмешаться, хотелось дать сдачу своему обидчику. Скользя по стене вверх, блондинка поднялась на ноги, еще слегка покачиваясь. Рукой она задела рану на шее: кровь поодаль от разреза уже загустела, но из самой раны еще виднелась свежая струйка. Психанув, Эллис разорвала майку под черной курткой, и, как могла, перевязала шею. Остальные многочисленные царапины она лишь протерла и так грязной одеждой. Громко выдохнув и убрав грязные волосы с лица, девушка настроилась снова дать отпор. Но почему она не бежала прочь? Да потому что она не из робкого десятка. Если есть монстры, то их всех можно как-то остановить. Ее завораживало то, как вторая неизвестная дама управлялась со своим оружием. Сара восхищалась. И ждала. Ждала, надеясь на возможность поговорить, ведь она верила, что вторая незнакомка одержит победу.

+3

7

Противница была готова порвать ту, что прервала её веселье, её издевательство над беззащитной девушкой, которая могла в эту ночь просто отправиться в мир иной, на кусочки. Хотела её просто-напросто убить. Настроенная решительно, показывала в бою весь свой потенциал, прикладывала неимоверные усилия, дабы причинить обидчице как можно больше неприятных ощущений или хотя бы ранить. Но не получалось.
Нужно отметить, что Нагаи сражалась не на полную мощность. Да, она явила лисью ауру, да, она позволяла себе периодически причинить боль сопернице, заставляя пламя то полностью поглотить чужую спину, то исчезнуть, словно его и не было вовсе, правда, там, где расположились раны от стрел, было очень больно. Но она не ставила себе целью уничтожение противника. Наоборот, она хотела ей помочь вернуться в нормальное, человеческое состояние. А это требует достаточных усилий.
Уворачивалась от когтей, если не получалось этого сделать, отражала удары при помощи любимых мечей, словно ставших продолжением её самой, и двигалась на достаточно большой скорости, используя все плюсы относительно открытого пространства. Попутно следила за тем, как обстоят дела у пострадавшей. Видимо, уходить не собиралась. Что ж, не суди, да не судим будешь. Не осуждай чужих поступков, ибо вина за то, что может с человеком случиться, будет исключительно на нем.
В определенный момент ненадолго задержалась возле одного из деревьев, прекрасно понимая, что оборотень вымотана, что она слишком много сил потратила на схватку с той, за чьими плечами тысячелетний опыт ведения боевых действий, с настоящим профессионалом своего дела, способным ей противостоять. Потому позволила в голове обладательницы золотых глаз сотворить иллюзию победы и, когда между лисицей и волчицей осталось где-то десять-пятнадцать сантиметров, отскочила в сторону. В результате последняя врезалась в дерево. Причем хорошо-таки врезалась. Если бы была простым человеком, получила бы хорошее сотрясение мозга и большую шишку.
Не убирая далеко от себя дайсё, Нозоми сделала несколько медленных, практически бесшумных шагов в сторону противницы.
- Я не враг тебе. Я хочу помочь тебе, - она слегка наклонила голову и слабо улыбнулась, хотя струна внутри оставалась в натянутом, напряженном состоянии, готовая в любой момент сорваться. Через несколько секунд тихо, словно боясь нарушить воцарившуюся тишину, запела одну из успокаивающих мантр. "Должно сработать..."

P. S. Мантра, описанная в посте

+4

8

А ведь Зак всего лишь шёл на тренировку. Да-да, на тренировку. Хоть и совсем не обычную. На самом деле, если бы кто-то ему сказал ещё с месяц назад, что он будет обучать тому, что знает сам, оборотня.. Тогда Лонэл, пожалуй, даже посмеялся бы. Потому что это, скажем так, двойное недоразумение. Даже тройное: «обучать», «оборотня» и сочетание этих двух слов. И тем не менее, вот он, охотник, который собирался в очередной раз объяснить сверхъестественному существу, как правильно держать оружие, куда целиться и что делать, если заклинит. Ну и прочие подобные вещи, вписывающиеся в компетенцию охотника.
В общем, Закари шёл на тренировку с оборотнем. Но когда проходил неподалёку от натянутой вокруг какого-то дома двухцветной ленты, заметил в расположившемся рядом переулке какую-то возню. При более внимательном рассмотрении – серьёзную возню. Серьёзную и кровавую. Заметил – и узнал одну из её участниц, когда та повернула голову, продемонстрировав тем самым своё лицо, горящие ярко-жёлтым глаза, острые клыки. Узнал свою.. хм, ученицу.
Не то, чтобы Лонэлу было какое-то дело до междусобойных разборок оборотней. Он лишь время от времени убивал кого-то из них – и то если тот представлял угрозу. Это был пакт о ненападении в действии. Заключённый между Заком и Линн – эмиссаром погибшей стаи. Погибшей не от руки охотников, а по вине оборотня, убившего собственного альфу. Истинная причина подобного поступка была Лонэлу не известна, но он знал другое – знал, что потеряв их, Оуэн фактически потеряла семью. И хоть не мог осознать весь масштаб этой трагедии, мужчина прекрасно видел, как нелегко было девушке переживать подобную утрату. И хоть не знал, что нужно делать в таких случаях, как действовать и что говорить, но знал точно, что одну он её не оставит. Быть может, это и стало одной из причин, по которым Закари взялся обучать Саманту – всё, что осталось от прежней стаи.
И было бы как-то неловко, если бы ученица была убита кем-то в тёмном переулке.
Зак двинулся в сторону этого переулка, следя за ситуацией и на ходу доставая пистолет. Пока что – один. Всего лишь пистолет – но под завязку заряженный серебряными пулями. Противница Саманты, надо сказать, заинтересовала его – хотя бы потому, что никого подобного в рядах оборотней он ещё не видел, - но сейчас на первом месте было другое. Подойдя ближе, Зак понял, что подоспел как раз вовремя.. Ну, или почти вовремя.
- Это не поможет, - произнёс он, прерывая чужое пение, и поднял пистолет. – А вот это успокоит, причём навечно. Но мне ведь не придётся? – спросил, тут же переводя оружие на Монро, и добавил доверительно так: - Да, Сэм?
На самом деле, Зак не до конца понял, как это действует, но факт оставался фактом: с тех пор, как он пару раз усмирял её гнев во время тренировок, уже одно его присутствие заставляло бывшую подопечную Оуэн успокоиться. Нет, Лонэл не собирался стрелять в Саманту сейчас – если она не попытается совершить непоправимое. Но он не раз давал ей понять, что если сочтёт её опасной – убьёт не задумываясь. Ничего, как говорится, личного. Так может, в этом всё дело?
Но и о втором присутствующем существе Закари не забыл. Практически одновременно со своим последним действием он вытащил из кобуры второй пистолет и направил его на незнакомку.
- Ты тоже особенно не нервничай, - сказал он спокойно, почти не поворачивая головы. – Меня на всех хватит.
Выстрелов пока не последовало. И не последует, если обе «мишени» не подадут повода считать себя опасными. Этому принципу Закари Лонэл с некоторых пор следовал всегда. И Саманта Монро наверняка прекрасно об этом знала.

+3

9

Волчица устала. Силы еще есть, но их совсем немного. Голова кружится и не совсем понятно из-за чего конкретно. Быть может это из-за того, что она со всей силы врезалась в дерево, а может и из-за того, что девушка внутри все еще пыталась вернуть себе контроль. Или же это могло быть из-за того и другого сразу, но по сути это сейчас не особо то и важно. Впору бы накинуться, устранить противника и вернуться к блондинке, но до слуха долетает тихое мелодичное пение. Мантра. И волчица радуется, что не все мантры способны ее успокоить. Ведь мантра, как и "якорь", для каждого своя и эта, явно не была той, что подходила Сэм. Но счастье оказывается не долгим, так как из темноты появляется знакомый силуэт. И этот голос. Он отрезвляет ее, так как человек, которому принадлежит голос, является "якорем" Саманты. И как было сказано раннее, "якорь" для каждого свой. У кого-то это эмоции, чувства, воспоминания, а у кого-то, так же как и у Сэм - человек. Ее человеком-якорем был Закари Лонэл. Охотник, что взялся обучать обезумевшую волчицу, а не убил сразу, при первой же встрече. Его голос заставляет девушку внутри начать бороться за сознание с новой силой и на мгновение она выигрывает бой.
  - Все нормально, нормально. Опусти пистолет. - проговаривает Монро, поднимая руки в жесте аля "не стреляй, сдаюсь". Голос дрожит, руки подрагивают, но глаза все еще светятся янтарным. Делает шаг и краем глаза замечает девушку, на теле которой красуются многочисленные раны. Сэм довольно усмехается, отмечая проделанную работу. Знает же, что это ее рук дело и радуется этому. Плевать ей на то, что блондинка чуть не умерла, плевать, что выдала себя , ей нравится то, что она сотворила и если честно, недовольна только тем, что не смогла закончить свою работу, так как их прервали.
  И вот до носа доносится запах крови и сознание вновь затуманивается, передавая правление волчице. Рукой выбивает у Зака пистолет, так, как он ее учил, и отбрасывает его в сторону. А после, в считанные секунды оказывается рядом с блондинкой и лицо Монро озаряет довольный оскал.
  - Скучала? Прости, нас так бесцеремонно прервали, но я со всем разобралась и мы можем вернуться к тому, на чем остановились.

Отредактировано Samantha Monroe (25-09-2017 22:42:07)

+4

10

         Восторженными глазами глядя на незнакомку с мечом, Сара начала замечать огненный ореол вокруг ее фигуры. Встряхнув головой, Эллис снова уставилась на эту девушку в огне. Она не верила своим глазам. Убеждая себя, что это галлюцинации, блондинка начала делать неспешные шаги в сторону, скользя руками по шероховатой поверхности стены, к которой прижалась всем телом. Одна половина сознания убеждала остаться на месте, дождаться победы, а вторая всячески умоляла бежать отсюда как можно скорее. Но когда в дело вмешался третий персонаж, Сара и вовсе оцепенела. Она как полная идиотка стояла на месте и глазела на все это. Дыхание за это время постепенно выравнялось, но сердце по-прежнему неспокойно колотило в грудь.
         Первая капля упала на оголенное плечо Эллис, обжигая холодком ее раскаленную кожу. Это означало лишь то, что скоро пойдет настоящий ливень. Небо озарила яркая вспышка молнии, сопровождаемая мощным раскатом грома. Казалось, что на небесах кто-то опрокинул огромную гору железных бочек, а те катились по облакам, цепляя звезды. Девушка хотела облегченно вздохнуть, любуясь как темная туча медленно скрывала собой каждую звезду на небе, двигаясь к луне. Еще немного и единственный источник света померкнет во тьме. Мысли прервал знакомых голос, от которого только успокоившиеся раны начинали болеть вдвойне. Вжавшись в стену, Сара пристально наблюдала, что происходит вокруг. Каждый шаг, который приближал брюнетку к ней, отдавался эхом в голове: Беги! Чувство самосохранения словно не было вложено в Сейди, ведь даже перед лицом опасности она стояла неподвижно, хотя давно могла убежать. У нее было столько времени, чтобы скрыться, или постараться найти оружие получше, чем обычные кастеты.
         - Не подходи ко мне! - прорычала Сара. - Кем бы ты ни была, какой силой бы не обладала, ты всего лишь глупое животное. Господи, что я несу? - упрекала себя блондинка. Вторая капля дождя упала ей на губы. А затем третья, четвертая, пятая... начался ливень, стеной вставая между девушками. И тогда Эллис начала считать про себя. До пяти.

Раз. Господи. Да кто она такая? Неужели ее не смогли одолеть двое? Почему у меня нет никаких способностей?
Два. Джордан. Милый. Прости меня, прости, что сделала это за твоей спиной. Прости, что не предупредила. Но я была обязана это сделать.
Три. Она близко. Она слишком близко, чтобы бежать. Но я должна бежать, теперь уже не нужно мне никаких интервью. Совсем.
Четыре. Сара, соберись! Вспомни, как ты бегала раньше. Забудь о боли. Боль - это иллюзия. Это все в твоей голове.

Вдох. Выдох. Секунда.
Пять.

Сорвавшись с места, девушка бросилась в сторону тех двоих, кого так красиво обошла брюнетка. Сэл надеялась, что успеет добежать. Хотя бы постарается.

+4

11

Фраза, сказанная дрожащим голосом, нисколько не убеждает Лонэла. И вовсе не потому, что он не верит ни единому слову оборотня как такового. Нет. Просто ему хватает ума и внимательности, чтобы понять, что ни о каком «порядке» сейчас речь идти не может, несмотря на то, что Саманта говорит обратное. Ведь её глаза всё ещё не утратили жёлтого оттенка, она напряжена, голос дрожит, руки дрожат. Этот бой, её внутренний бой, ещё не выигран, и одним только своим появлением Зак если и помог ей, то совсем немного.
Поэтому он не «ведётся» на просьбу опустить пистолет, не меняет выражения лица – только удобнее перехватывает рукоятку оружия, чуть приподняв брови и качнув головой немного влево и при этом не отводя взгляд от волчицы – движение, явно заменяющее собой фразу-вопрос «Ты же не ждёшь, что я тебе поверю, да?»
- Напросишься же, - на полном серьёзе заявляет охотник. И это не угроза: Лонэл не видит никакого смысла в пустых словах, за которыми никогда не последует действие. Он предпочитает именно действовать и не привык сотрясать воздух ложными «намерениями».
Атмосфера тем временем продолжает накаляться. И источником этого накала по-прежнему остаётся Саманта, хотя и второе существо Зак старается не упускать из виду, готовясь к неожиданным рывкам и с её стороны тоже. В сторону раненой девушки-человека пока что не смотрит: понимает, что сначала необходимо разобраться со сверхъестественной частью проблемы, а уже потом оказывать помощь человеку. (Здесь Зак сделал мысленную пометку: вспомнить, как это делала Линн.)
Однако сколь бы ни была улучшена искусственным путём скорость реакции у Закари – всё же она уступает оборотничьей. Выбитый из руки охотника пистолет вызывает замешательство, которое длится лишь мгновение, но тем не менее даёт волчице фору. Но затем выработанные годами рефлексы срабатывают и у Лонэла. Второй пистолет, чьё дуло «смотрело» до этого на странную незнакомку, теперь оказывается нацелен на волчицу: ведь Зак понимает, откуда сейчас исходит основная опасность. Освободившейся же рукой он достаёт из-за пояса нож. А затем делает выстрел.
..Пуля врезается в стену чуть правее якобы намеченной цели: охотник намеренно не выстрелил в волчицу, поскольку имел целью только оглушить её и пусть немного, но дезориентировать. А ещё предупредить. Предупредить, что следующая пуля, если она будет пущена, полетит прямо ей в голову. И совершенно точно достигнет своей цели.
И то ли эта пуля спугивает всё-ещё-не-состоявшуюся жертву, то ли у неё наконец (!) срабатывает инстинкт самосохранения – но она пускается бежать. Именно это и служит сигналом к действию для охотника. Быстро перехватив свой нож, он бросает его в цель. Бетонная стена испещрена трещинами, и как раз в одну из таких попадает лезвие, «прихватив» с собой ткань одежды волчицы в районе её правого предплечья и слегка оцарапав кожу. Закари выдыхает: как и задумывал, он успел «пригвоздить» Саманту до того, как та повернулась спиной к стене, а значит, простора для движений у неё будет маловато какое-то время.
И тем не менее Закари не теряет время. Разве только оглядывается на «огненную» девушку – но та оказывается отвлечена раненым человеком, которому, судя по всему, не собирается причинять вреда, иначе бы уже это сделала. Поняв, что источник основной опасности определён верно, охотник движется прямиком к нему. К Саманте.
- Не похоже, - говорит он ей, отвечая на её реплику. Будто их разговор и не прерывался минутой активных действий. А следом приставляет пистолет прямо к её затылку, а свободной рукой удерживает левую руку Монро, заведя её ей за спину. Так он оборотня, разумеется, не удержит. Зато пистолет, заряженный смертоносными для сверхъестественных существ пулями, наверняка должен лишить её всякого желания дёргаться. – Ты знаешь, какие у тебя есть варианты. Выбирай.
А потом Зак взводит курок (волчица это, конечно же, услышала) и задерживает палец на спусковом крючке.

+3

12

Ты пол меня, я пол тебя, но целое мы или нет?

До слуха долетают лишь обрывки фраз, хотя и те заглушаются, стоит волчице снова выйти в свет. Сознание принадлежит ей, а Сэм там внутри, запертая в клетку из собственных мыслей и страданий, которые не позволяют ей вновь управлять собственным телом. Волчица злится на нее и держит взаперти. Она зла за всю ту слабость, за всю ту боль, что испытывала девушка на протяжении вот уже нескольких недель. Разумеется, Монро подавляла эти чувства, стараясь казаться сильной, той, кто ничего не чувствует и кому абсолютно все равно на то, что происходит вокруг, но каждый раз проворачивая подобное с собой, вся эта боль доставалась волчице, что терпела все скрепя зубами.
Когда-то Сэм действительно была холодной, ничего не чувствующей и не обращающей внимания ни на что, а все что имело какое-либо значение - это она сама. Но люди меняются. Может и не по своей воле, но меняются в силу различных обстоятельств, проходя через испытания, которые подкидывает жизнь, проверяя на прочность и тем самым делая тебя сильнее. Сэм же сломалась. Не выдержала, не смогла и теперь платила за это сполна.
Волчица настолько увлечена борьбой, которая идет внутри, что не замечает, как жертва срывается с места и бежит куда-то прочь. Не замечает, как нож, зацепляя ткань одежды и оцарапывая плечо, врезается в стену, пригвождает ее к ней. Сорвать с места, броситься в драку, но нет, ничего из этого девушка не делает. Напротив, когда ей в затылок упирается дуло пистолета, она прижимается лом к холодной стене, закрывает глаза и полностью уходит в себя.
Там внутри темно. Это словно большая пустая темная комната, в которой находятся двое: человек и волк. Они смотрят друг на друга, боясь пошевелиться и сделать шаг на встречу. Глаза у каждого ярко горят желтым и ни один из них не намерен сдаваться, но кто-то должен сделать первый шаг, а иначе... Иначе ни один из них не выживет, потому что сойдет с ума из-за этого разлада, что случился между ними и решение ему никак не находилось. А может они и не искали вовсе. Но кто-то должен сделать первый шаг...
Послушай меня, я знаю, что тебе больно, знаю, что это разрывает тебя на части, потому что я тоже все это чувствую, но так больше нельзя. Мы больше не можем продолжать бороться друг с другом, потому что кроме нас у нас никого не осталось. Ты все, что есть у меня. Ты часть меня и я не могу потерять еще и тебя, но и позволить тебе творить всю эту хрень я тоже не могу. Знаю, что виновата, знаю, что ты пытаешься сделать меня сильнее, напомнить мне кто я, но я больше не та напуганная маленькая девочка, что бежит, каждый чертов раз, когда мир вокруг начинает рушиться. Я больше не она и ты не можешь так издеваться надо мной, потому что ты часть меня. А я часть тебя. И когда-то мы были одним целым, но что случилось сейчас? Да он умер, да, они сбежали и бросили нас, но это не повод вот так издеваться друг над другом изводя себя и меня. Нам нужно прекратить, а иначе кто-то из нас рискует потеряться и быть стертым из этого сознания. Ты и так слишком долго надо мной издевалась, так что будь добра, оставь меня, наконец, в покое! Прошу, позволь нам вновь быть собой. Хватит претворяться.  - Мысленно обращается Саманта к волчице, что смотрит на нее теперь уже потухшими глазами. Всего пара мгновений и вот уже перед Сэм стоит не волк, а девушка. Забитая, поломанная, такая же как и сама Саманта, полностью идентичная ей, только вот взгляд ее безумен, а оскал вместо улыбки выдает в ней зверя.
Ты часть меня, я часть тебя, но мы не целое. Пора это исправить, не так ли? Ты права, с тебя хватит. Мы обе слишком долго страдали, так что пришло время прекратить эту гонку... Так же мысленно проговаривает волчица, соглашаясь с девушкой. А после они обе сплетаются друг с другом, вновь становясь единым целым. Конец войне.
Вдох-выдох. Монро открывает глаза, которые уже не светятся, а имеют естественный цвет.
- Это я, - тихо шепчет, все еще не веря в то, что внутренний разлад, наконец разрешен. - Зак, все хорошо. Это я... Сэм. - не столько для парня, сколько для самой себя проговаривает девушка и облегченно выдыхает.

Ты пол меня, я пол тебя, мы целое.

Отредактировано Samantha Monroe (16-10-2017 21:22:18)

+2

13

  Больные места болезненно пульсировали, но адреналин в крови зашкаливал, и это давало фору. Обернувшись, блондинка поняла, что ее везение продолжается и теперь она может совсем убежать. Бросив кроткий взгляд на огненную девицу, а затем на обезумевшее нечто [в лице довольно-таки симпатичной девушки], Сара внутренне успокаивала себя, что нужно сохранить свою жизнь, что лучше бы она сюда не лезла. Но теперь Сэл уверена, что не сошла с ума, что отец все знал и молчал, что Джордан все знал и тоже молчал. Они все молчали, стараясь не впутывать в это любимую дочь и девушку. И только сейчас она это наконец-то осознала, и невольно подумала про себя, что на их месте поступила бы точно также и никак иначе.
  Ноги несли ее в больницу. Адреналин хоть и помогал находиться в состоянии, но энергия не вечна, и Эллис это чувствовала. Она ощущала, как силы и рассудок медленно гаснут в ее теле: руки то и дело не слушались, перед глазами изредка темнело, ноги подкашивались, чуть было не свалив девушку на асфальт. Но она смогла, она добежала. Окровавленной рукой надавливая на прозрачную входную дверь больницы, девушка издала болезненный крик, потому что силы уже почти покинули ее. Все с ужасом смотрели на окровавленную бледную Сару, которая, шатаясь, шагала к медсестре на ресепшене. Шлепнув рукой по столу, блондинка, удерживая равновесие, гордо произнесла:
- Мне бы... это... доктора! После чего истерично засмеялась и сползла на пол. Последнее, что она запомнила, - несколько человек во главе с мужчиной в форме доктора подбежали к ней, схватили под руки и куда-то потащили. А затем темнота густая и непроглядная. Мелькали отрывками моменты с той сумасшедшей, с непонятным парнем с кольтом и огненной брюнеткой. Все это хороводом ходило то задом наперед, то с самого начала. Голоса замедлялись, ускорялись. Менялись фразы и последствия. И все это совершенно не оставалось в памяти кроме бешеных и пустых глаз ее мучителя.

***

  Когда через два дня Эллис проснулась, она очень долго молчала, точно сломанная кукла. Никому не улыбалась, ни на кого не реагировала, даже на Джордана. Она на некоторое время выпала из жизни, придумывая план возмездия. Перед ней стоял выбор: бежать отсюда куда глаза глядят или научиться защищаться также, как это делал тот парень с оружием. Теперь нужно было лишь начать изучать. Открыть книгу.

+3

14

Дуло пистолета упирается в затылок и девушка пытается придумать, как выбраться из этого положения и остаться при этом живой, но в голову идут лишь глупые мысли, да фразы из передачи, о том, "что делать, если к вашей голове приставили пистолет" и первой фразой было "попробуйте установить зрительный контакт". Сэм усмехается, понимая, насколько же это глупо, особенно с учетом данной обстановки. Однако стоять вот так и ждать, когда же Зак наконец решит, что девушка не опасна, Монро не собиралась. Блондинка за это время успела сбежать, а другая незнакомка, как-то незаметно скрылась из виду. Сейчас в переулке находилось только двое: охотник и оборотень и не будь это Зак и Сэм, то все бы уже давным-давно закончилось плачевно, для кого-то из них, а может и для двоих сразу, но нет, охотник, кажется, просто пытался лишний раз удостовериться, что волк усмирен и больше не несет опасности для окружающих. Сама же Сэм покорно ждала, долго ждала, по крайней мере ей так показалось, а когда терпение лопнуло, то девушка одним резким движением отклоняется в сторону, в долю секунды полностью обращается в волка и бежит прочь.
Перебирая четырьмя лапами, волчица бежит по сырой земле по направлению к дому. Приятное чувство долгожданного единения разливается по телу зверя, залечивая раны, и девушка внутри рада, что безумию пришел конец.
С тех пор, как Айзек умер, Сэм никак не могла принять облик волка, обращаясь лишь наполовину. Каждый раз, при попытке стать зверем, тело содрагалось, но результата не было. Чувство похожее на то, будто кто-то запер в комнату из лунного камня и держит там, не давая принимать истинный облик, будто постоянное лунное затмение, лишающее всех сил и возможностей, и от этого было больно каждый раз. Волчица внутри рвала и метала раздирая тело в попытках сломать невидимую клетку и вырваться наружу, но ни одна из попыток не увенчивалась успехом и от этого становилось только хуже. Но... сейчас человек и волк сплелись в одно, принимая друг друга и залечивая раны, полученные в ожесточенном бою между собой.

***
Волчица неспешно входит в дом, поднимается на второй этаж, оставляя на полу грязные следы от лап, проходит в комнату и укладывается на постель. Утром скорее всего они снова начнут войну, пытаясь уничтожить друг друга, но сейчас ни у кого из них не осталось сил. События данной ночи еще долго будут преследовать Монро в снах, по своему обычаю обращаясь в кошмары, но сейчас она просто спит. И не важно, что охотник может прийти и убить, если хочет, пускай приходит. Важно лишь то, что теперь она не одна и если кто-то попытается причинить им вред, что ж, пускай попробует.

+2


Вы здесь » Teen Wolf: The battle with the Death » С нами на века » Double mistake


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC